» » » Антиинфляционная политика государства

Антиинфляционная политика государства


...



Вместе с тем общий спрос зависит не только от общего размера национального дохода, но и от его распределения между различными категориями потребителей. На первый взгляд, инфляция приводит к тому перераспределению дохода, когда вследствие роста цен увеличивается прибыль. Однако в процессе инфляции не остается неизменной и заработная плата, поскольку параллельно с избытком спроса на рынке товаров имеет место избыток спроса на рынке труда. Поэтому невозможно заранее установить, приведет ли инфляция к перераспределению национального дохода в пользу категорий населения, обладающей меньшей склонностью к потреблению. В ходе инфляции растут и цены, и прибыль, и заработная плата. Следовательно, на основе теории роста спроса невозможно предсказать, приведет ли инфляция на основе роста спроса к собственному исчезновению или же она будет развиваться бесконечно.
С точки зрения рынка труда, этот принцип означает, что, когда спрос на труд растет и число безработных сокращается, отдельные предприниматели повышают заработную плату в размерах, больших, чем снижается предложение на рынке труда. И делается это с тем, чтобы переманить из других фирм рабочую силу, наиболее соответствующую данному производству. Однако при невысоком спросе на рабочую силу этот принцип не может быть полностью применен. В этих условиях трудящиеся вынуждены предлагать свои производственные услуги за денежную зарплату, которая может быть ниже рыночной. По этой причине можно предположить, что в условиях низкого спроса на труд зарплата будет падать, но, скорее всего, медленно. Таким образом, в первом случае незначительное изменение уровня безработицы ведет к большим изменениям в темпах роста денежной зарплаты, в то время как во втором случае темпы изменения весьма малы.




Говоря об инфляции, нелишне отметить, что для современной экономики в значительной мере характерен процесс постоянного обесценивания денег и изменения масштаба цен, но темпы этого процесса систематически меняются, и инфляцию констатируют лишь тогда, когда они достигают ощутимой величины. Нужно еще отметить, что рост цен сам по себе еще ни о чем не свидетельствует: ведь цены могут повышаться вследствие увеличения затрат на производство товара, в т. ч. в интересах повышения его качества, вследствие улучшения потребительских свойств товара и т.д. Инфляционному же росту цен отвечает относительное обесценивание денег по сравнению со стоимостью товаров, снижение покупательной способности денег. Происходит это тогда, когда количество денег, находящихся в обращении, превышает реальные потребности обеспечения обращения товаров и оказания услуг (как при наличных, так и при безналичных расчетах). Если отсутствует избыток денег в обращении, понятие инфляции по существу неприменимо. Однако обесценивание денег может происходить с силу других обстоятельств, например, в случае подрыва доверия населения к правительству, падения курса ценных бумаг, чрезвычайного спроса на денежный металл и валюту других стран для вывоза за границу и т. д.
Два фактора формируют инфляционный процесс: состояние производства и состояние государственного бюджета. Если объем производства товаров начинает уступать по своему денежному эквиваленту находящейся в обращении массе денег, то равновесие может быть достигнуто либо путем увеличения производства товаров, либо путем повышения цен на них, причем повышения цен именно инфляционного, а не вызванного повышением качества товаров, изменением их структуры и т. д. Другой фактор — соотношение и характер доходов и расходов государственного бюджета. Если расходы государства начинают превышать его доходы, одним из главных средств покрытия расходов становится денежная эмиссия, не обеспечиваемая реальными ценностями. И еще: если государственные расходы служат непроизводительным целям (например, на производство вооружений), то служащая их покрытию денежная эмиссия еще более усугубляет положение, стимулируя инфляционный процесс.
Обесценивание денег, вызываемое образованием их избытка в обращении, проявляется в повышении общего уровня цен, что является обобщающим показателем инфляционного процесса, суть которого заключается в изменении масштаба цен.






Начиная с 1973 года политикам пришлось столкнуться с шоковым изменением предложения, вызванным Организацией стран — экспортеров нефти (ОПЕК). ОПЕК впервые повысила цены на нефть в середине 70-х гг., вследствие чего инфляция подскочила до 10%. Спад 1975 г. несколько снизил инфляцию, но дальнейшее повышение цен ОПЕК вновь ускорило инфляцию в конце 70-х гг.
80-Е гг. начались периодом высокой инфляции и высоких инфляционных ожиданий. Федеральная резервная система под руководством ее председателя Пола Волкера упорно проводила денежную политику, направленную на сокращение инфляции. В 1982 и 1983 гг. безработица находилась на самом высоком за последние 40 лет уровне. Высокая безработица, дополненная падением цен на нефть в 1986 году, снизила темп инфляции с 10% до 3%. К 1987 году безработицы на уровне около 6% была наиболее близка ко всем расчетным показателям естественного уровня. В конце 80-х уровень безработицы снизился ниже естественного значения, начиная новый виток инфляции спроса.
Таким образом, недавняя макроэкономическая история демонстрирует взаимодействие многих причин инфляции. 60-е и 80-е гг. представляют собой различные примеры инфляции спроса: в 60-е годы низкая безработица вызвала высокую инфляцию, а в 80-е — высокая безработица снизила уровень инфляции. 70-е годы дают пример воздействия на экономику инфляции издержек.



Темп инфляции для данного года можно вычислить следующим образом: вычесть индекс цен прошедшего года (1987) из индекса этого года (1988), разделить эту разницу на индекс прошедшего года (1987), а затем умножить на 100. Например, в 1987 году индекс цен на потребительские товары был равен 113,6, а в 1988 году — 118,3. Следовательно, уровень инфляции для 1988 года вычисляется следующим образом:


Так называемое “правило величины 70” дает нам другую возможность количественно измерить инфляцию. Точнее говоря, оно позволяет быстро подсчитать количество лет, необходимых для удвоения уровня цен. Надо только разделить число 70 на ежегодный уровень инфляции:



Например, при ежегодном уровне инфляции в 3% уровень цен удвоится приблизительно через 23 (70 : 3) года. При 8%-ной инфляции уровень цен удвоится приблизительно через девять (70 : 8) лет. При инфляции в 12% уровень цен удвоится примерно через шесть лет. Следует отметить, что “правило величины 70” обычно применяется тогда, когда, например, надо установить, сколько потребуется времени, чтобы реальный ВНП или ваши личные сбережения удвоились.






Третий вид издержек связан с тем, что существование “издержек меню”, заставляет фирмы отказываться от достаточно частого изменения цен; таким образом, чем выше темп инфляции, тем более неустойчивы относительные цены. Предположим, например, что каждый январь фирма выпускает новый каталог. Если бы не существовало инфляции, то цены данной фирмы по отношению к ценам, устанавливаемым другими фирмами, оставались бы неизменными из года в год. Вместе с тем, при темпе инфляции в 1% в месяц, за период от начала до конца года относительные цены данной фирмы упадут на 12%. Таким образом, инфляция порождает подвижность относительных цен. Поскольку распределение ресурсов в рыночной экономике происходит в соответствии с относительными ценами, то инфляция порождает неэффективность на микроэкономическом уровне.
Четвертый вид издержек инфляции связан с формой налогового законодательства. Многие положения налогового законодательства составлены без учета воздействия инфляции. Таким образом, инфляция может зачастую привести к непредсказуемому изменению налоговых обязательств отдельных лиц.
Одним из примеров неспособности налогового законодательства принимать в расчет инфляцию служит подоходный налог на номинальные доходы от прироста стоимости капитала. Предположим, что купив какие-либо акции, Вы продаете их через год по той же реальной цене. Логично было бы ожидать, что государство не будет облагать эту сделку налогом, так как Вы не получили реального дохода на эти инвестиции. И действительно, при отсутствии инфляции Вы бы налога не платили. Но предположим, что темп инфляции составляет 10%, и первоначальная цена, которую Вы заплатили за акцию, составляла 100 долларов. Чтобы в следующем году получить ту же реальную цену, Вам необходимо продавать эти акции уже по 110 долларов за штуку. В данном случае, в соответствии с налоговым законодательством, не принимающим во внимание воздействие инфляции, эта операция рассматривается как получение дохода в 10 долларов на акцию, и государство облагает этот доход налогом. Проблема, безусловно, заключается в том, что налоговое законодательство исходит из номинального, а не реального прироста величины стоимости принадлежащего Вам капитала. В этом, как и во многих других случаях, инфляция вызывает нарушение принципов налогообложения.
Пятый вид издержек инфляции состоит в неудобстве жизни в мире с меняющимся уровнем цен. Деньги выступают в роли “линейки”, которой мы измеряем экономические операции. При инфляции длина этой линейки изменяется. Предположим, например, что Конгресс принимает закон, согласно которому ярд в 1990 году будет равен 36 дюймам, в 1991 — 35, в 1992 — 34 дюймам и так далее. Хотя этот закон и приведет к ликвидации всяческих сомнений и расхождений, он будет в высшей степени неудобен. Когда кто-нибудь будет измерять дистанцию в ярдах, придется уточнять, измерялась ли эта дистанция в ярдах 1990 или 1991 года; для сравнения расстояний, измеренных в разные годы, придется делать поправки на “инфляцию”. Аналогично, если покупательная способность доллара постоянно колеблется, он утрачивает способность выполнять функцию меры стоимости.
Некоторые экономисты выражают опасения, что умеренная, ползучая инфляция, которая может сначала сопутствовать оживлению экономики, потом, нарастая как снежный ком, превратится в более жесткую гиперинфляцию, которая оказывает разрушительное воздействие на объем национального производства и занятость. Дело в том, что, когда цены медленно, но постоянно растут, население и предприятия готовятся к их дальнейшему повышению. Поэтому, чтобы их неиспользованные сбережения и текущие доходы не обесценились, то есть чтобы опередить предполагаемое повышение цен, люди вынуждены “тратить деньги сейчас”. Предприятия поступают так же, покупая инвестиционные товары. Поступки, диктуемые “инфляционным психозом”, усиливают давление на цены, и инфляция начинает “кормить сама себя”. Более того, поскольку стоимость жизни увеличивается, рабочие требуют и получают более высокую номинальную заработную плату. При этом в большинстве случаев фирмы стремятся поднять цены еще на одну — две ступеньки, чтобы убедиться, что получатели прибылей идут в одной шеренге или впереди инфляционного парада. Так как в результате такого повышения цен стоимость жизни увеличивается, у рабочих появляется прекрасное оправдание, чтобы вновь потребовать существенного повышения зарплаты. Но это ведет к новому витку повышения цен. Конечным результатом является инфляционная спираль зарплаты и цен. Зарплата и повышение цен подкармливают друг друга, и это помогает ползучей инфляции перейти в гиперинфляцию.
Гиперинфляция может ускорить экономический крах. Жестокая инфляция способствует тому, что усилия направляются не на производственную, а на спекулятивную деятельность. Предприятиям становится все более и более выгодным накапливать сырье и готовую продукцию в предвидении будущего повышения цен. Но несоответствие количества сырья и готовой продукции спросу на них ведет к усилению инфляционного давления. Вместо того чтобы вкладывать капитал в инвестиционные товары, производители и отдельные лица, защищаясь от инфляции, приобретают непроизводительные материальные ценности — ювелирные изделия, золото и другие драгоценные металлы, недвижимость и т.д.








К несчастью, история дает нам ряд примеров, вписывающихся в эту мрачную модель. Обычно это инфляция военных или послевоенных лет, которая быстро превращалась в гиперинфляцию с катастрофическими последствиями.





Объем доходов, получаемых за счет печатания денег, существенно различается по странам. В Соединенных Штатах этот объем был весьма незначительным: сеньораж составлял менее 3% общего объема доходов государства. В Италии и Греции на сеньораж приходилось более 10% доходов государства. В странах, переживающих гиперинфляцию, сеньораж часто является первостепенным источником доходов — и действительно, выпуск денег для финансирования государственных расходов является основной причиной гиперинфляции.



Главной целью кредитно-денежной политики является помощь экономике в достижении такого уровня производства, который характеризуется полной занятостью и отсутствием инфляции. Исходя из этой цели, кредитно-денежная политика в периоды циклических спадов вызывает рост денежного предложения, поощряет его расходование, следовательно, поддерживая уровень цен, содействует оживлению и росту производства. Естественно, в периоды оживления инфляционных процессов кредитно-денежная политика стремится ограничить предложение денег с тем, чтобы сохранить прежний уровень цен или не дать ему слишком вырасти. Так или иначе кредитная система стремится приводить в соответствие уровень производства, занятость, инфляцию, цены. Конечно же, в определенные периоды времени та или иная проблема может стать во главу угла — стать целью стратегической. Все зависит от фазы промышленного цикла, характера ее протекания.
Используя кредитно-денежную политику, государство стремится к созданию безинфляционной экономики, функционирующей в условиях полной занятости. Для решения этой задачи оно должно осуществлять контроль за предложением денег. Для регулирования денежного предложения центральный банк использует разные инструменты, в первую очередь, операции на открытом рынке, а также изменения резервной нормы и учетной ставки.
Операции на открытом рынке (на вторичном рынке казначейских обязательств) — наиболее гибкий и тонкий инструмент контроля за предложением денег. Определяя объем купли-продажи государственных облигаций населением и изменяя уровень процентной ставки за кредит и объем спроса на ссуды, центральный банк влияет на величину кредитных резервов коммерческих банков. Массовая продажа ценных бумаг населению, сокращая кредитные резервы коммерческих банков, снижает возможности дальнейшего расширения кредита и повышает его цену (процентную ставку). Скупка казначейских обязательств у населения, напротив, повышает уровень кредитных резервов коммерческих банков, увеличивает их способность “делать” кредитные деньги и снижает уровень процентной ставки.
Политика учетной ставки раньше была главным методом централизованного регулирования денежного предложения, а сейчас в большинстве развитых стран используется в качестве вспомогательного средства “подстройки” предложения денег к потребностям экономики. Изменяя учетную ставку, центральный банк регулирует активность коммерческих банков на вторичном рынке казначейских обязательств. Ее рост относительно доходности ценных бумаг и уровня процента на рынке федеральных фондов ограничивает возможности их скупки коммерческими банками, а падение приводит к обратному результату со всеми вытекающими для денежного предложения последствиями.
Изменение нормативного резерва расширяет предложение денег, так как влияет на размер избыточных резервов и на величину денежного мультипликатора.
Вопрос об эффективности кредитно-денежной политики дискуссионен.





Ученые убеждены, что если бы стремление политиков обуздать инфляцию не вызывало сомнений, рациональные граждане быстро бы изменили свои инфляционные ожидания. В соответствии с теорией рациональных ожиданий, традиционные оценки соотношения потерь бесполезны при оценке последствий альтернативных вариантов экономической политики. При проведении политики, завоевавшей доверие населения, издержки по уменьшению инфляции могут быть значительно меньше величин, предсказанных по методике анализа соотношения потерь.
Можно представить и крайний случай: снижение уровня инфляции без экономического спада. Безболезненная антиинфляционная политика требует наличия двух предпосылок. Во-первых, план снижения инфляции должен быть объявлен до формирования важнейших ожиданий. Во-вторых, люди, устанавливающие цены и заработную плату, должны верить в объявленный план; в противном случае они не изменят свои инфляционные ожидания. Если оба условия выполнены, объявление плана немедленно сдвинет краткосрочную границу выбора между инфляцией и безработицей вниз, позволяя достичь меньшего уровня инфляции без повышения уровня безработицы.
Несмотря на то, что подход с позиций рациональных ожиданий остается во многом противоречивым, почти все экономисты согласны с тем, что характер инфляционных ожиданий влияет на выбор между безработицей и инфляцией. Таким образом, доверие, оказываемое программе сокращения инфляции, становится одним из факторов, определяющих, насколько дорогостоящим будет осуществление этой программы. К сожалению, зачастую очень трудно предсказать, окажет ли общественность доверие той или иной программе. Центральная роль ожиданий еще больше усложняет прогнозирование результатов проведения альтернативных вариантов экономической политики.


Из-за отсутствия точной количественной оценки убытков от инфляции и затрат на борьбу с ней рекомендации экономистов часто оказываются противоположными. Вероятно, в ходе дальнейших научных исследований все же будет достигнут консенсус по вопросу о преимуществах низких темпов инфляции и способах их достижения.


Многие экономисты считают, что, если правильно использовать фискальные рычаги, они могут служить хорошим инструментом в борьбе с депрессией и инфляцией. Другие, однако, отмечают у фискальных методов несколько негативных черт:
Уменьшение правительством налогов в борьбе со спадом часто приводит к бюджетному дефициту. Это происходит, поскольку годовой доход становится меньше расходов и государственный долг возрастает. Уменьшая налоги, правительство может не сокращать расходы, так как оно может либо занять, либо напечатать деньги.
Если правительство занимает деньги у населения, компенсируя уменьшение налогов, то кредиторы не смогут эти деньги потратить. Более того, правительство может вытеснить частных лиц, тоже желающих сделать займы, так как действия правительства уменьшают предложение свободных денежных средств. Усложнение условий кредитования для частных лиц и бизнесменов может привести также к увеличению банковского процента. Следовательно, покупатели и бизнесмены будут тратить меньше. По этим причинам, говорят критики, снижение налогов, возмещаемое займами, не помогает в борьбе с экономическим застоем.
Федеральное правительство может финансировать свои долги, просто печатая деньги. В этом случае напечатанные деньги добавляются к доходам, получаемым населением и бизнесом. Это, в свою очередь, увеличивает потребительские расходы и расходы предприятий. К сожалению, такое увеличение предложения денег, взвинчивая цены, рискует подогреть инфляцию. Из-за этого большинство экономистов против такой стратегии.
Политические проблемы, связанные с фискальными методами, часто делают их неработающими. Мы уже видели, что фискальная политика в период инфляции требует увеличения налогов либо снижения расходов на правительственные программы. Но ни Президент, ни Конгресс не станут увеличивать налоги, по крайней мере в год выборов. Кто же захочет участвовать в избирательной кампании под лозунгом: “Выбирайте меня, и я гарантирую увеличение ваших налогов?”
Аналогично, усилия по уменьшению расходов на правительственные программы часто встречают сопротивление со стороны тех, кто выигрывает от программ, которые Конгресс собирается сократить. Следовательно, члены Конгресса очень неохотно идут на риск проиграть новые выборы, поддерживая сокращение расходов на правительственные программы.
Даже люди, поддерживающие фискальные методы, соглашаются, что успех этих методов очень сильно зависит от времени их использования и точности информации, на которой они базируются. Фискальные меры должны применяться точно в нужный момент. Это диктует необходимость тесного сотрудничества между Президентом и Конгрессом. Однако на деле часто требуется так много времени для проведения согласований и принятия необходимых законов, что бывает слишком поздно что-либо решать. В любом случае, критики говорят, что мало кто знает, когда именно нужно применять фискальные меры, а несвоевременное их применение может нанести вред экономике.
Точное же определение времени применения фискальных мер зависит от точности прогнозов. Однако в экономике достаточно трудно делать точные предсказания, так как слишком многое в ней зависит от поведения людей. Следовательно, решения, основанные на экономических прогнозах, могут быть не всегда верны. В начале 1986 года например, экономические советники Президента предсказывали, что дефицит бюджета достигнет к концу года 180 млрд. долларов. В действительности дефицит составил 220,7 млрд. Таким образом, прогноз был неточен на 40,7 млрд. долларов, или на 23 процента.


Когда Комитет открытого рынка продает государственные ценные бумаги, он изымает деньги из экономики. Банковские резервы сокращаются, так как покупатели ценных бумаг осуществляют оплату их чеками, впоследствии предъявляемыми государству. Сокращение резервов также уменьшает возможности банков предоставлять денежные средств в кредит. Это замедляет рост денежного предложения.
Изменение учетной ставки. Так же как предпринимательские фирмы обращаются в банки, когда нуждаются в займах, сами банки обращаются в свой Федеральный резервный банк (ЦБ) в случае, если им необходимы средства. Подобно другим заемщикам, банки выплачивают процент по займам Федеральной резервной системе. Учетная ставка представляет собой процент по займам, взимаемый Федеральной резервной системой с банков и других финансовых институтов.
Когда совет управляющих увеличивает учетную ставку, банки поднимают процент, взимаемый со своих клиентов. Аналогично, при уменьшении учетной ставки банковский процент за кредиты сокращается. Низкий процент поощряет получение займов, в то время как высокий процент оказывает обратное воздействие. При росте займов денежное предложение расширяется. При сокращении займов денежное предложение сужается.
Изменение нормы резервов. От банков требуется держать определенный процент от их депозитов (известный как норма резервов) в качестве резерва в окружном Федеральном резервном банке. Оставшиеся средства банки могут предоставлять в качестве займов своим клиентам.
Поднимая норму резервов, совет управляющих тем самым уменьшает возможности банков предоставлять деньги в кредит. При понижении нормы резервов коммерческие банки могут свободнее распоряжаться большей частью своих вкладов, что, в свою очередь, будет повышать денежное предложение.
Ограниченность монетарной политики. Монетарная политика эффективнее всего в самой высокой и самой низкой точках цикла деловой активности. Когда покупатели и продавцы полны оптимизма, а цены растут, Федеральная резервная система может предпринять попытку удержать расходы (а также цены), повышая процентные ставки. Проблема заключается в том, что радужные перспективы ослепляют предпринимателей и многие фирмы будут продолжать брать займы, несмотря на высокую стоимость кредитов. Фирмы будут делать это в ожидании повышения цен и объемов продаж, что должно перекрыть их расходы на получение кредитов.
В самой низкой точке глубокого спада или депрессии Федеральная резервная система будет снижать процентные ставки с целью облегчить доступ к кредиту. В такие периоды, однако, сокращение процентных ставок может оказаться недостаточным для привлечения требуемого объема займов и поощрения расходов. Причина в том, что объем продаж находится на таком низком уровне, что многие фирмы предпочтут “лечь на дно”, а не расширять свои операции, что связано для них с дополнительным риском.


И наоборот, когда ситуация в хозяйстве улучшается, уровень безработицы снижается и государственные расходы на эти программы автоматически падают.
В периоды процветания и высокой занятости налоги автоматически возрастают, наполняя фонды страхования по безработице. Это помогает снизить расходы, когда свирепствует инфляция, и дает возможность воспользоваться этими деньгами, когда появляется угроза спада в экономике.



Но как быстро? С астрономической скоростью. Судите сами: в январе 1989 года 17 аустралей (аустраль — национальная денежная единица Аргентины) были эквивалентны 1 доллару США. К маю нужно было затратить 175 аустралей на покупку 1 доллара, а к сентябрю цена аустраля упала до 615 за доллар. Иными словами, бутылка содовой воды, которую житель Буэнос-Айреса в мае мог купить за 7 аустралей, в сентябре продавалась за 213. Инфляция такого рода, потрясающая Аргентину и по сей день, оказывает разрушительное воздействие на жизнь множества людей. Те, кто откладывал деньги по различным причинам (на обучение в колледже, на старость и т.д.), чувствовали, что их сбережения тают.
Когда цены постоянно растут, люди предпочитают тратить деньги, а не сберегать их. Расчетные чеки мгновенно обращаются в наличность и передаются в уплату услуг. Поскольку никто не предоставляет кредитов в период галопирующей инфляции, потребители вынуждены расплачиваться наличными за все свои покупки.

скачать dle 11.0фильмы бесплатно
загрузка...

Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.