» » » Анализ бюджетного дефицита за 1990-1996 годы

Анализ бюджетного дефицита за 1990-1996 годы


...



В декабре 1988 года Политбюро ЦК КПСС обсуждало вопросы бюджетного дефицита и склонялось к применению рестриктивных финансовых мероприятий. Однако ни оно, ни правительство СССР не оказались готовыми взять на себя ответственность за непопулярные решения. Правительство Н. Рыжкова неоднократно собиралось ужесточить бюджетную политику, но ни разу этого не сделало. Каждый раз охваченное макроэкономическим популизмом, оно отступало, не решаясь приступить к осуществлению болезненных решений по сокращению расходов и дефицита. Невыполненным осталось и публичное обещание премьера повысить цены на хлеб в мае 1990 года.
Для финансирования бюджетного дефицита активно использовались кредитные ресурсы Госбанка СССР. Их чистый прирост в процентах к ВВП вырос с 2,8 % ВВП в 1986 году до 14,1 % в 1990 году.
3. Бюджетный дефицит и меры по его преодолению при различных правительствах
3.1. Стабилизационная политика и бюджетный дефицит при В. Павлове (декабрь 1990 года - март 1991 года)
Приступивший к обязанностям премьер-министра в декабре 1990 года В. Павлов практически сразу же начал воплощение в жизнь программы, в основных чертах подготовленной в бытность его работы председателем Госкомцен и министром финансов СССР, той самой программы, на осуществление которой не смог решиться Н. Рыжков.
Осуществление стабилизационного пакета В. Павлова имело ограниченные и весьма краткосрочные макроэкономические последствия. Одновременно стабилизационная политика В. Павлова носила откровенно антидемократический характер и, как следствие, не нашла поддержки общества. Денежная реформа нанесла серьезный удар по доверию к рублю, а также к союзному правительству и непосредственно к премьеру, да плюс еще окончательная победа руководства Российской федерации в борьбе за российские предприятия означала конец стабилизационных усилий союзного правительства. Недостаток финансовых ресурсов союзного бюджета можно было исполнить только с помощью кредитной эмиссии. Конкуренция двух властей привела к тому, что совокупный дефицит российского бюджета и части союзного бюджета, приходившегося на территорию России, в 1991 году, по нашей оценке, составил 31,9 % российского ВВП. Дефицит был профинансирован за счет кредитов Госбанка СССР и Центрального банка России.
Подытоживая все вышеизложенное, можно сделать вывод , что финансовый кризис 1985-1990 годов был вызван как предшествовавшей амбициозной политикой руководства СССР, так и популистской политикой правительства М. Горбачева - Н. Рыжкова.
3.2. Стабилизационная политика и бюджетный дефицит при Е. Гайдаре (январь - май 1992 года)
Среди проблем, стоявших перед сформированным в начале ноября 1991 года первым правительством самостоятельной России, важнейшей экономической и политической задачей стало восстановление элементарной макроэкономической сбалансированности и народнохозяйственной управляемости. Огромный дефицит бюджета, отсутствие валютных резервов, банкротство Внешэкономбанка, коллапс административной торговли, реальная угроза голода в крупных городах лишь добавляли некоторые штрихи к экономической ситуации, в которой оказалось правительство Е. Гайдара.
Кассовый дефицит бюджета, профинансированный прямыми кредитами Центробанка, составил 6,9 % ВВП в апреле и 3,3 % ВВП в мае (приложение 3). Кроме того в апреле были выданы бюджетные кредиты экономике в размере еще 2,3 % ВВП. С февраля началось кредитование Центробанком государств рублевой зоны. Кредиты достигли уровня 8,4 % от ВВП. Административный лимит кредитования коммерческих банков был перекрыт, установленный на первый квартал был перекрыт в начале февраля. Но все же говоря о правительстве Егора Тимуровича Гайдара можно отметить, что этой команде, невзирая ни на что, удалось восстановить макроэкономическую сбалансированность и, соответственно, управляемость экономикой. Только после этого появилась возможность проведения какой бы то ни было осмысленной политики.
Однако с июня под давлением со стороны консервативного парламента и региональных и отраслевых лобби началось отступление по всем направлениям бюджетной и кредитно-денежной политики. Одним из важнейших поводов для этого послужил взрывной рост неплатежей между предприятиями в первой половине 1992 года. Кассовый дефицит бюджета, покрывавшийся кредитами Центробанка, возрос до 14-15 % в июне-июле и 24 % ВВП в августе (приложение 3). Кроме того, бюджетные кредиты экономике были увеличены до 14 % ВВП. В. Геращенко, сменивший в середине июля Г. Матюхина на посту председателя Центрального банка, провел взаимозачет взаимной задолженности предприятий, сопровождавшийся массированным кредитование коммерческих банков, достигшим 15 % ВВП в июле и 31 % ВВП в августе. Кроме того, продолжалось кредитование государств рублевой зоны на уровне 5,5 % ВВП. Совокупный прирост активов Центробанка вырос до 40 % ВВП в июне, 49 % в июле, 56 % в августе (график 1). В целом дефицит расширенного бюджета за три летних месяца составил 28,8 % ВВП, а совокупный прирост активов Центробанка - 48,9 % ВВП (графики 2, 3, приложение 4). Вообще, мы можем смело говорить о том, что огромные кредиты, выданные руководством Центрального банка коммерческим банкам и государствам рублевой зоны летом и осенью 1992 года, не имели под собой какого-либо разумного экономического обоснования.





Для правительства крах политики стабилизации стал очевидным в конце августа. Тогда была предпринята еще одна попытка стабилизации, оказавшаяся последней в 1992 году. В результате ужесточения бюджетной политики в сентябре - ноябре федеральный бюджет сводился с профицитом, а кредиты центробанка на покрытие кассового дефицита не привлекались вовсе. Однако возвращение к ограничительной политике произошло слишком поздно - ее результаты на снижении инфляционной динамики сказались лишь через несколько месяцев - после того, как Е. Гайдар на VII съезде народных депутатов России в декабре 1992 года был вынужден подать в отставку.
И, в-последних, опираясь на вышеизложенное, становится очевидным, что финансовый кризис лета-осени 1992 года был вызван непоследовательностью экономической политики правительства, отступившего под давлением как политических оппонентов из российского парламента, так и лоббистов из различных отраслей и регионов. Отступление от первоначального плана стабилизации было многократно усилено политикой председателя Центрального банка В. Геращенко, успешно применившего против российского правительства оружие финансовой дестабилизации.
3.3 Бюджетный дефицит и стабилизационная политика при Б. Федорове (апрель 1993 - январь 1994)
Уход Е. Гайдара с поста исполняющего обязанности премьер-министра и замена его В. Черномырдиным вылилась в своего рода “праздник безответственности денежных властей. Началась самая массированная кредитная экспансия в истории России. Ее прирост шел по всем направлениям. После трех месяцев паузы впервые появился кассовый дефицит бюджета, составивший 8 % ВВП(график 2). Помимо кредитов на его покрытие Центральный банк выдал бюджетные кредиты экономике в размере 33 % ВВП. Кроме того, коммерческие банки получили прямые кредиты на 28 % ВВП, а государства рублевой зоны - в размере 14 % ВВП. Наконец, Центробанк увеличил свои валютные резервы на сумму более 10 % ВВП. В целом чистый прирост активов Центрального банка в декабре составил 93,8 % ВВП (график 1).
В последующие три месяца неограниченное кредитование экономики продолжалось, хотя и на несколько более низком уровне. Прощальным аккордом ушедшего в марте 1993 года с поста министра финансов В. Барчука стал всплеск расходов федерального бюджета до 63 % ВВП, который увеличил бюджетный дефицит до 19 % ВВП. Кредиты бюджету дали половину прироста всех активов Центробанка.
В конечном итоге лишь после того как в конце марта 1993 года Б. Федоров занял пост министра финансов, у него появилась практическая возможность приступить к реализации давно утвержденной программы бюджетной стабилизации.
В числе важнейших мероприятий, осуществленных Б. Федоровым, были следующие:
Консолидация в бюджете всех внешнеэкономических операций государства и кредитов предприятиям. Последний бюджетный кредит в размере 200 млрд руб. (2.4 % ВВП) был выдан Центральным банком в апреле 1993 года.
Существенное сокращение бюджетного дефицита, связанное прежде всего с отменой субсидирования кредитов, централизованного импорта и импортных дотаций, либерализацией цен на уголь, зерно, хлеб. Начиная с апреля 1993 года кассовый дефицит бюджета ни разу не превышал 10 % ВВП, а в последнем квартале 1993 года был снижен в среднем до 6,1 % ВВП.
Сокращение привлечения кредитов Центробанка и внешних кредитов для финансирования бюджетного дефицита.
Начало неэмиссионного финансирования бюджета с помощью выпуска государственных ценных бумаг (трехмесячных ГКО) с мая 1993 года.
Во втором периоде “федоровского этапа” удалось снизить кассовый дефицит бюджета до 6,7 % ВВП по сравнению с 7,6 % ВВП в первом, расширенный дефицит бюджета - до 8,2 % ВВП по сравнению с 11,1 % ВВП.
3.4. Бюджетный дефицит и политика В, Черномырдина (февраль - август 1994 года)
Практически сразу же после ухода Е. Гайдара и Б. Федорова правительство В. Черномырдина заметно смягчило бюджетную и кредитно-денежную политику. Уже в феврале 1994 года кассовый дефицит бюджета вырос в 2,5 раза по сравнению с последним кварталом 1993 года и достиг 14,8 % ВВП (графики 2, 3). Общий прирост активов Центробанка увеличился до 17,8 % ВВП (график 1). В последующие месяцы дефицит бюджета еще трижды - в мае, июле и августе составлял двузначную величину. И хотя в конечном счете правительственная политика оказалась не столь разнузданной, как это было в конце 1992 - начале 1993 годов, и как ожидалось в начале 1994 года, все же ее смягчение оказалось весьма существенным.
В среднем за этот период кассовый дефицит бюджета возрос с 6,7 до 11 % ВВП. Несмотря не на что на финансирование бюджета использовались иностранные кредиты - второй транш Кредита на системные преобразования (КСП) в размере 1,5 миллиардов долларов, предоставленный МВФ в апреле 1994 года (давший 0,9 % ВВП), а также возросшие поступления от продажи ГКО (1,0 % ВВП по сравнению с 0,2 % ВВП в последнем квартале 1993 года) кредиты Центробанка Министерству финансов также возросли - с 6,5 до 9,1 % ВВП и остались важнейшим источником покрытия бюджетного дефицита. Именно эмиссионное финансирование разбухшего бюджетного дефицита оказалось важнейшим фактором увеличения совокупного прироста активов Центрального Банка с 12,2 до 13,8 % ВВП (приложение 4).





3.5 Бюджетный дефицит при первом стабилизационном “походе” А. Чубайса (сентябрь - декабрь 1994)
После серии изнурительных консультаций и согласований бюджет на 1995 год с фиксированным дефицитом в 73 триллиона рублей (около 5,5 % ВВП) прошел три слушания в парламенте и был окончательно утвержден Государственной Думой 7 марта и Советом Федерации 23 марта 1995 года. В законе о бюджете было закреплено положение о неинфляционном финансировании его дефицита. Вообще, бюджетная и кредитно-денежная политика сентября-декабря 1994 года оказалась более сдержанной, чем в предыдущие семь месяцев. Кассовый дефицит бюджета снизился с 11,3 до 10,3 % ВВП, но оставался выше уровня, достигнутого в четвертом квартале 1993 года (6,7 % ВВП) (приложение 5). В первом квартале 1995 года макроэкономическая политика правительства оставалась умеренной. Кассовый дефицит бюджета не превысил 3,6 % ВВП, причем кредиты Центробанка составили лишь 1,3 % ВВП. Оставшиеся 2,3 % ВВП были профинансированы за счет ценных бумаг, в том числе за счет принудительно размещенных казначейских обязательств (КО) - 1,8 % ВВП и за счет ГКО - 0,5 % ВВП.
На этом разрешите мне закончить “поправительственный” анализ состояния бюджетного дефицита, и перейти к “погодовому” освещению проблемы, так как в дальнейшем бюджетная политика правительства в основном проводилась в более или менее стабилизационном ключе, и, пожалуй, кроме секвестра бюджета - 1997, какие-либо серьезные потрясения основ отсутствовали.



скачать dle 11.0фильмы бесплатно
загрузка...

Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.