Великая Отечественная Война


...



Командующий фронтом, готовясь к отражению наступления на двух вероятных направлениях, развернул главные силы в более широкой по сравнению с Центральным фронтом полосе. При одинаковой средней оперативной плотности войск (около 7 км на дивизию) в полосе Воронежского фронта на направлении предполагаемых ударов тактическая плотность была меньше. Это объяснялось очень глубоким оперативным построением войск на левом крыле, доходившим до 70 км.
Войска Воронежского фронта с учетом ВВС и Войск ПВО страны насчитывали 626 тыс. человек, 4029 орудий всех калибров, 4150 минометов
1 ИВИ. Документы и материалы, ф. 244, оп. 287, д. 10, лл. 1,2; ф. 239, оп. 98, д. 411, лл. 62—64; д. 553, л. 36; Архив МО, ф. 72, оп. 12278, д. 16, л. 305. Орудия даны без учета зенитной и реактивной артиллерии, самолеты — без учета ночных бомбардировщиков По-2.
136

(82-мм и 120-мм), 1661 танк и самоходно-артиллерийскую установку, 1080 самолетов ^.
Против Воронежского фронта было развернуто пять пехотных дивизий 2-й армии группы армий «Центр», 4-я танковая армия и основные силы оперативной группы «Кемпф» группы армий «Юг», насчитывавшие 24 дивизии (15 пехотных, 8 танковых, 1 моторизованная), 2 отдельных батальона тяжелых танков, дивизион штурмовых орудий. Общая численность группировки составляла 440 тыс. человек. Она имела до 4 тыс. орудий и минометов и до 1500 танков и штурмовых орудий.
На южном фасе Курского выступа советские войска превосходили противника в людях в 1,4 раза, в артиллерии в 2, в танках и самоходно-артиллерийских установках в 1,1 раза. Однако на направлении готовящегося удара немецко-фашистское командование и здесь добилось временного перевеса в силах и средствах. Сосредоточение превосходящих сил на направлениях главных ударов севернее и южнее Курского выступа позволяло врагу нанести мощные первоначальные удары по войскам Центрального и Воронежского фронтов.
К началу июля в Степной военный округ входили 4-я гвардейская, 5-я гвардейская, 27, 47, 53-я общевойсковые армии, 5-я гвардейская танковая армия, 5-я воздушная армия, а также один стрелковый, три танковых, три механизированных и три кавалерийских корпуса. Всего в его составе с учетом ВВС насчитывалось 573 тыс. человек. Округ имел 3397 орудий, 4004 миномета (82-мм и 120-мм) * и 1551 танк и самоходно-артиллерийскую установку^. Ставка Верховного Главнокомандования поставила округу задачу не допустить возможного прорыва крупных группировок противника в восточном направлении как со стороны Орла, так и со стороны Белгорода, для чего подготовить контрудары в направлениях Мало-архангельск, Щигры, Курск, Обоянь, Белгород. В то же время войскам округа ставилась задача быть в готовности к переходу в наступление *. Таким образом, Степной военный округ как заранее подготовленное формирование резерва Ставки не только увеличивал глубину обороны, но и предназначался для решения наступательных задач стратегического значения.
Воздушные армии, сосредоточенные на курском направлении, были усилены авиационными корпусами и дивизиями РВГК. Советская авиация имела численное превосходство над немецкой. Против 6-го и 4-го немецких воздушных флотов действовали 16-я (Центральный фронт), 2-я (Воронежский фронт) и 17-я (Юго-Западный фронт) воздушные армии, а также авиация дальнего действия. Кроме того, в составе Степного округа находилась 5-я воздушная армия.
К началу битвы Центральный и Воронежский фронты, а также Степной военный округ в основном выполнили поставленную перед ними задачу по подготовке глубоко эшелонированной обороны. В сравнительно короткий срок в районе Курского выступа было оборудовано восемь оборонительных полос и рубежей общей глубиной до 300 км. Каждая армия первого эшелона построила три полосы обороны. Все они на вероятных направлениях главных ударов противника были заняты войсками. Помимо этого Центральный и Воронежский фронты возвели три фронтовых оборонительных рубежа. Восточнее Курского выступа войска Степ-
^ ИВИ. Документы и материалы, ф. 244, оп. 287, д. 10, лл. 1, 2; ф. 239, оп. 98,
д. 411, лл. 62—64; д. 553, л. 36; Архив МО, ф. 72, оп. 12278, д. 16, л. 36. Орудия даны без учета зенитной и реактивной артиллерии, самолеты — без
учета ночных бомбардировщиков По-2. Без учета зенитной и реактивной артиллерии. э Архив МО, ф. 13а, оп. 504, д. 310, лл. 4—160. * Архив МО, ф. 48а, оп. 2, д. 8, лл. 123—125; ф. 132а, оп. 2642, д. 13, л. 183.
137

ного военного округа . оборудовали оборонительный рубеж по линии Россошное, Белый Колодезь. По левому берегу Дона был построен государственный рубеж обороны. Тактическая зона обороны состояла из двух полос — главной и второй — и достигала глубины 15—20 км. Она имела наибольшее количество инженерных сооружений.
Вместе с воинами сооружало оборону население освобожденных прифронтовых районов Курской, Орловской, Воронежской и Харьковской областей. В начале апреля состоялся пленум Курского обкома партии, рассмотревший вопрос об организации помощи фронту. В работе пленума приняло участие командование Центрального и Воронежского фронтов. Горкомы, райкомы партии и первичные парторганизации мобилизовали население на строительство оборонительных сооружений, аэродромов и авиационных посадочных площадок. Трудящиеся привлекались для ремонта шоссейных и грунтовых дорог, восстанавливали железнодорожные магистрали, оказывали помощь госпиталям. В апреле на Курском выступе в создании оборонительных сооружений участвовало 105 тыс. рабочих и колхозников Курской области, в июне — 300 тыс. человек ^ Сотни тысяч жителей Орловской и Воронежской областей возводили оборонительные рубежи по левому берегу Дона и по реке Оскол.





Объем выполненных инженерных работ был огромен. Только в полосе Воронежского фронта было отрыто 83 912 стрелковых и пулеметных окопов и окопов для противотанковых ружей, построено 5322 командных и наблюдательных пункта, 17 505 убежищ и землянок, установлено 637 500 противотанковых и противопехотных мин, 593 км проволочных заграждений. Длина траншей и ходов сообщения достигала 4240 км ^. Примерно такой же объем инженерных работ был выполнен и на Центральном фронте.
Основой инженерного оборудования позиций под Курском явилась широко развитая система траншей и ходов сообщения, впервые за время Великой Отечественной войны применявшаяся в таких больших масштабах. Так, в полосе Центрального и Воронежского фронтов было отрыто до 10 тыс. км траншей и ходов сообщения. Опыт войны подтвердил, что такая система давала обороняющимся немало преимуществ. Она повышала устойчивость и активность обороны, а также позволяла маневрировать живой силой и огневыми средствами, обеспечивала укрытие людей и боевой техники от огня и налетов вражеской авиации, i
Оборона строилась прежде всего как противотанковая, осцову ког торой составляли противотанковые опорные пункты, возводимые, как правило, в батальонных (ротных) районах обороны, и противотанковые районы, создаваемые самостоятельно или в пределах полковых участков обороны. Она усиливалась за счет маневра артиллерийскими противотанковыми резервами. Система огня противотанковых опорных пунктов и районов увязывалась с огнем артиллерии, расположенной на открытых и закрытых огневых позициях, и артиллерии противотанковых резервов. Важными элементами противотанковой обороны, глубина которой достигала 30—35 км, стали подвижные отряды заграждений и сильно развитая система инженерных препятствий. Все огневые средства предполагалось применять массированно с учетом вероятных направлений ударов противника.
Для отражения ударов крупных сил авиации врага в районе Курского выступа была создана сильная противовоздушная оборона фронтов. Группировка сил ПВО фронтов включала 9 зенитных артиллерийских дивизий, 26 отдельных полков малокалиберной зенитной артиллерии,
^ Партархив Курского обкома КПСС, ф. 33, оп. 1, д. 63, л. 63. " Архив МО, ф. 203, оп. 2845, д. 227, л. 4.
138

7 отдельных дивизионов среднекалиберной зенитной артиллерии. В их составе насчитывалось 1026 зенитных орудий. Это позволило прикрыть боевые порядки войск двух- и трехслойным огнем зенитной артиллерии. Для борьбы с авиацией противника планировалось использовать кроме фронтовой авиации авиацию и зенитную артиллерию Войск ПВО страны.
Для противовоздушной обороны железных дорог, обслуживавших курский плацдарм, советское командование весной 1943 г. сосредоточило значительные силы Войск ПВО страны: более 200 самолетов-истребителей, свыше 760 зенитных орудий, около 560 крупнокалиберных зенитных пулеметов, 125 зенитных прожекторов ^. Это обеспечивало достаточно высокую плотность противовоздушных средств. При организации противовоздушной обороны особое внимание обращалось на массирование сил и средств с целью надежной защиты наиболее важных объектов — железнодорожных узлов и мостов. Для их прикрытия использовалось до 67 процентов зенитных орудий среднего калибра и 52 процента орудий малого калибра.
После того как Ставка Верховного Главнокомандования приняла окончательное решение о переходе войск к преднамеренной обороне, важнейшей задачей военных советов фронтов и армий стало повышение боевой и оперативной подготовки объединений, соединений и частей. При этом войска должны были одновременно с созданием прочной и непреодолимой обороны учиться тому, что потребуется от них в боях. Формы обучения были самые разнообразные. В частях и соединениях особое внимание обращалось на освоение опыта организации и осуществления взаимодействия в бою. С этой целью проводились встречи воинов стрелковых частей с воинами приданных и поддерживающих подразделений. Большое внимание уделялось организации огня всех видов в обороне, маневра огневыми Средствами, вторыми эшелонами и резервами. В штабах частей и соединений отрабатывались функциональные обязанности офицеров штаба, проводились занятия по составлению боевых документов и привитию навыков по скрытному управлению войсками. В подразделениях стрелковых войск отрабатывались темы: «Отражение танковой атаки противника», «Уничтожение пехоты противника, вклинившейся в передний край обороны», «Отход и занятие подразделениями промежуточного рубежа обороны», «Бой в окружении». Значительное время отводилось на отработку приемов борьбы с новыми танками и штурмовыми орудиями врага. В артиллерийских частях проводились занятия по организации смены огневых позиций в ходе боя. Для совершенствования навыков управления огнем были организованы сборы офицеров-артиллеристов в масштабе армий. Артиллеристы-зенитчики тренировались в ведении огня по воздушным целям и совершенствовали навыки в переносе огня с воздушных целей на наземные.
Командиры и штабы танковых соединений совместно с командирами других родов войск отрабатывали на картах, а затем и на местности возможные варианты нанесения ударов по вклинившейся группировке врага. Экипажи танков тренировались вести меткий огонь из укрытий, с ходу, с коротких остановок, а также быстро и скрытно менять огневые позиции. Личный состав инженерных войск обучался устанавливать противотанковые и противопехотные мины, применять в качестве мин трофейные снаряды, пользоваться миноискателями и щупами. Вновь сформированные подвижные отряды заграждений и саперные подразделения обучались постановке минных заграждений на путях движения танков противника. В авиационных соединениях ц частях проводились учебно-боевые полеты, на которых отрабатывались вопросы осуществления взаимодей-





^ «Военно-исторический журнал», 1971, № 9, стр. 25.
139

ствия между истребителями, бомбардировщиками и штурмовиками, а также с наземными войсками.
Основное внимание в оперативной подготовке штабов фронтов и армий уделялось отработке вопросов управления войсками и организации взаимодействия между видами вооруженных сил и родами войск. Широко практиковалось проигрывание вариантов оборонительных сражений исходя из возможных действий противника. Там, где позволяла обстановка, штабы армий организовывали учения стрелковых соединений совместно с приданными и поддерживающими частями.
При обучении войск и штабов наряду с отработкой тем по организации и ведению оборонительного боя и операции проводились занятия, на которых отрабатывались действия в ходе наступления.
Повышению качества боевой и оперативной подготовки войск к решительным сражениям способствовала широко развернувшаяся партийно-политическая работа, которую возглавили члены военных советов, начальники политуправлений фронтов и политотделов армий.
За время подготовки к летним боям значительно окрепли партийные и комсомольские организации. Они возросли за счет коммунистов и комсомольцев, прибывших в армию с новым пополнением, а также вследствие активизации после майского постановления ЦК ВКП(б) работы по приему в партию и комсомол отличившихся в боях воинов. Данные о численности партийных и комсомольских организаций в войсках, действовавших в районе Курского выступа, приведены в таблице 16.
Таблица 16 Состав партийных и комсомольских организаций в войсках, действовавших


В результате напряженной деятельности военных советов фронтов и армий, политорганов и партийных организаций, воспитательной работы командиров и политработников был обеспечен дальнейший подъем морального духа советских войск.
Ставка Верховного Главнокомандования и Генеральный штаб, используя своих представителей, оказывали всестороннюю помощь командованию и войскам, сочетая ее с проверкой готовности объединений и соединений к оборонительным сражениям. Особое внимание было уделено организации четкого взаимодействия между фронтами и заблаговременному сосредоточению стратегических резервов. Все мероприятия проводились в обстановке высокой бдительности и готовности войск в-любое время отразить наступление врага. В конце июня И. В. Сталин поручил А. М. Василевскому вплотную заняться подготовкой войск Воронежско-
1 Архив МО, ф. 32, оп. 11289, д. 438, л. 45. " Там же, л. 284.
^ Партийно-политическая работа в Советских Вооруженных Силах в годы Великой Отечественной войны 1941—1945. Краткий исторический обзор. М., 1968, стр. 272.
141

го фронта, а Г. К. Жукову координировать действия • Центрального, Брянского и Западного фронтов. Координация действий авиации была поручена командующему ВВС маршалу авиации А. А. Новикову и его заместителям генералам Г. А. Ворожейкину и С. А. Худякову, которые с небольшими оперативными группами находились в районе командных пунктов фронтов.
Большую роль в обеспечении мероприятий, проводившихся в этот период, сыграли штабы фронтов и армий. Они готовили командующим данные для выработки решений, разрабатывали планы операций, осуществляли контроль за действиями войск и нижестоящих штабов, планировали боевую подготовку войск и руководили ею, следили за развертыванием сил и средств противника, организовывали взаимодействие, связь и управление войсками. Был установлен жесткий контроль за соблюдением правил скрытого управления войсками. Ограничивались переговоры по проводным средствам связи. Радиосвязь осуществлялась только по ранее действующим радиостанциям. Переговоры о подготовке войск к операциям категорически запрещались. Командующие войсками доводили боевые задачи до подчиненных им командиров лично. Перегруппировки войск осуществлялись только в ночное время. Скрытно проводилось инженерное оборудование местности, соблюдался ранее установленный режим ведения огня артиллерией и действий войск.
По указанию Ставки органы советской контрразведки в тесном контакте с Генеральным штабом, используя различные оперативные возможности, проводили активные мероприятия по дезинформации командования вермахта и его разведывательных органов относительно планов советского командования и оперативной обстановки. Так, в мае — июне 1943 г. передавались дезинформационные сведения, имевшие цель скрыть подготовку к обороне и контрнаступлению Советской Армии в районе Курской дуги.
К началу июля советские войска всесторонне подготовились к предстоявшим сражениям как в боевом, так и морально-психологическом отношении. В подготовку битвы на Курской дуге был вложен напряженный труд миллионов тружеников тыла, советских воинов, командиров и штабов всех степеней. Это была поистине титаническая работа. Она, в частности, включала в себя такие мероприятия, как возведение многополосной обороны, создание в районе восточнее Курска мощного стратегического резерва Ставки — Степного военного округа, осуществление крупнейшего за все время войны сосредоточения у Курска материальных средств и войск, организация специальных воздушных операций по нарушению вражеских коммуникаций и завоеванию господства в воздухе, активизация действий партизан с целью осуществления массовых диверсий в тылу врага и получения важнейших разведывательных данных, проведение большого комплекса мероприятий по политическому обеспечению предстоявших действий Советской Армии.
Завершало подготовку к наступлению и гитлеровское командование. 9-я армия группы армий «Центр», оперативная группа «Кемпф», 4-я танковая армия группы армий «Юг» получили значительные маршевые пополнения, большое количество боевой техники и вооружения. Все войска, предназначенные для проведения операции «Цитадель», были полностью укомплектованы. В район предстоявших боев. из Германии прибывали новые танки «тигр», «пантера» и штурмовые орудия «фердинанд». Под Курск перебрасывались с других участков фронта танки и штурмовые орудия, а также авиационные части.
Большое внимание немецко-фашистское командование уделило боевой подготовке войск. Все танковые дивизии и ряд пехотных соединений отводились с переднего края для обучения по специальному плану. Трениров-
142

ки войск и штабов проводились в обстановке, приближенной к боевой. Тщательно отрабатывалось взаимодействие пехоты, артиллерии и авиации. Исключительное значение придавалось достижению внезапности наступления. Оперативным приказом № 6 предусматривалось проведение мероприятий с целью создания ложного представления о подготовке наступления южнее Харькова. В полосе группы армий «Центр» намечалось отвести войска в тыл и распространять ложные слухи о том, что немецкая армия наступать не собирается ^. Осуществлялись мероприятия по маскировке: запрещались всякие передвижения в дневное время и строго регулировалось передвижение войск ночью, запрещалась связь (г соединениями по радио и телефонная связь с прибывающими войсками.





В районе Курского выступа сосредоточилась мощная воздушная группировка. Из 2980 самолетов, которыми располагали вермахт и его союзники на советско-германском фронте, более 2 тыс. предназначалось для участия в наступательной операции. Из них почти 1 тыс. самолетов 6-го воздушного флота базировалась на аэродромах орловского выступа, а более 1 тыс. самолетов 4-го воздушного флота заняли аэродромы в районе Харькова и Полтавы. Обе авиационные группировки противника имели в своем составе более 1 тыс. бомбардировщиков. Авиационные части были пополнены модернизированными бомбардировщиками «Хейн-кель-111», новыми истребителями «Фокке-Вульф-190А» и штурмовиками «Хеншель-129» . Используя крупные силы бомбардировщиков и истребителей в районах севернее и южнее Курска, немецко-фашистское командование предполагало сковать в воздушных боях советскую авиацию, массированными ударами подавить советские войска и тем самым обеспечить быстрый прорыв танковых соединений к Курску. Командование военно-воздушных сил заверяло Гитлера, что потеря господства в воздухе под Москвой и Сталинградом объяснялась только сложными метеорологическими условиями русской зимы и что в летнее время инициатива будет вновь захвачена немецкой авиацией.
Гитлер в обращении к офицерскому составу накануне битвы под Курском писал: «Наша авиация, сосредоточив все свои силы, разгромит воздушную мощь противника, она поможет уничтожить огневые позиции артиллерии врага и путем непрерывной активности окажет помощь бойцам пехоты, облегчив их действия» *. Однако проведенные советским командованием крупные воздушные операции по уничтожению немецких самолетов на аэродромах и в воздухе в значительной степени препятствовали воплощению этих замыслов.
Для осуществления операции «Цитадель» были привлечены отборные войска вермахта и наиболее опытные генералы. На курском направлении сосредоточились огромные силы: 50 дивизий (в том числе 16 танковых и моторизованных), 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий. Это составляло около 70 процентов танковых, до 30 процентов моторизованных и более 20 процентов пехотных дивизий от об-щего количества пехотных соединений на советско-германском фронте. Здесь действовало свыше 65 процентов всех боевых самолетов, находившихся на Востоке. Даже такой буржуазный военный историк, как Лиддел Гарт, который не всегда объективно оценивает боевые действия на советско-германском фронте и стремится принизить роль Советской Армии, вынужден сделать вывод, что в Курской битве «Гитлер шел
^ «Совершенно секретно! Только для командования!», стр. 504. * Авиация и космонавтика СССР. М., 1968, стр. 152; 50 лет Вооруженных Сил СССР. М., 1968, стр. 361. э Цит. по: Е. К link. Das Gesetz des Handelns, S. 329.
143

ва-банк» ^ Однако, несмотря на решительную концентрацию сил, командованию вермахта не удалось достичь общего превосходства в силах и средствах над советскими войсками (таблица 17).
Таблица 17 Общее соотношение сил на курском направлении к началу июля"
Силы и средства 
Центральный и Воронежский фронты 
9-я и 2-я армии группы армий «Центр», 4-я танковая армия и оперативная группа «Кемпф» группы армий «Юг» 
Соотношение сил и средств 

Личный состав (тыс. человек)* . . Орудия и минометы (тыс. шт.)** . . Танки и самоходно-артиллерийские установки (штурмовые орудия) . . Самолеты ............. 
1336 19,1 3444*** 2172**** 
Свыше 900 Около 10 До 2700 Около 2050 
1,4:1 1,9:1 1,2:1 1:1 






* С учетом личного состава тыловых частей и учреждений. ** Без учета реактивной и зенитной артиллерии и 50-мм минометов. *** В том числе свыше 900 легких танков.
**** При подсчете не учтены самолеты авиации дальнего действия, 17-й воздушной армии Юго-Западного фронта, а также ночные бомбардировщики По-2. С учетом этих сил советская авиация насчитывала 2900 самолетов.
Таким образом, обороняющаяся сторона превосходила наступающую в силах и средствах.
К началу июля командование вермахта пришло к выводу, что подготовка войск завершена, ударные группировки насыщены новыми тяжелыми танками и штурмовыми орудиями, личный состав готов к решительному наступлению, процесс укомплектования и сколачивания танковых войск закончен. После неоднократных переносов срока наступления Гитлер объявил свое окончательное решение — начать наступление 5 июля.
В ночь перед наступлением во всех подразделениях ударных группировок было оглашено обращение Гитлера к солдатам, подписанное им 4 июля: «Сегодня вы начинаете великое наступательное сражение, которое может оказать решающее влияние на исход войны в целом. С вашей победой сильнее, чем прежде, во всем мире укрепится убеждение в тщетности любого сопротивления немецким вооруженным, силам... Могучий удар, который поразит сегодняшним утром советские армии, должен потрясти их до основания. И вы должны знать, что от исхода этой битвы может зависеть все» ^ Однако враг и на этот раз роковым для себя образом переоценил свои силы и недооценил рост боевой мощи Советской Армии.


1 В. Liddell Hart. History of the Second World War. New York, 1971, p. 490.
" Подсчитано по: ИВИ. Документы и материалы, ф. 244, оп. 287, д. 10, лл. 55— 56; ф. 239, ои. 98, д. 411, л. 64; Курская битва. М., 1970, стр. 485; Советские Военно-Воздушные Силы в Великой Отечественной войне, стр. 174.
» Цит. по: Е. К link. Das Gesetz des Handelns, S. 329—330,
144

В конце июня и в начале июля советская разведка — войсковая, оперативная и агентурная — продолжала пристально следить за действиями врага, особенно за перемещением его танковых соединений. Это позволило Ставке Верховного Главнокомандования своевременно предупредить командующих фронтами о том, что противник может начать наступление 3—6 июля Вскоре удалось установить не только день, но и час атаки — 5 июля, 3 часа утра. Этот срок указали захваченный в плен разведчиками 13-й армии Центрального фронта сапер и перебежчик на Воронежском фронте. Их показания были подтверждены другими раз-ведданными. Советское командование получило необходимые сведения для проведения заранее спланированной контрподготовки, которая началась на рассвете 5 июля в войсках Центрального и Воронежского фронтов.
На изготовившиеся к атаке пехотные и танковые соединения врага, на его артиллерийские батареи, наблюдательные пункты, штабы, склады боеприпасов и горючего обрушился шквал артиллерийского огня. В войсках 13-й армии, 6-й и 7-й гвардейских армий в контрподготовке участвовало 2460 орудий, минометов и боевых машин реактивной артиллерии, средняя плотность которых на километр фронта достигала 30—35, а на важнейших участках — до 60»— 70 единиц. Чтобы преждевременно не обнаружить расположение противотанковых районов, находившаяся в них артиллерия участия в контрподготовке не принимала. Одновременно 132 штурмовика и 285 истребителей 2-й и 17-й воздушных армий нанесли удар по восьми вражеским аэродромам и уничтожили 60 самолетов.
Немецко-фашистские соединения понесли значительные потери в исходном положении. Система огня их артиллерии была дезорганизована, управление войсками нарушено. Приказ Гитлера о том, чтобы широко использовать момент внезапности и держать противника в неведении прежде всего относительно времени начала наступления, выполнить не удалось. В дневнике верховного главнокомандования вермахта 6 июля появилась запись: «Противнику стал известен срок начала наступления, поэтому выпал элемент оперативной внезапности» .
В результате осуществленной артиллерийской контрподготовки наступление немецко-фашистских соединений против Центрального фронта задержалось на 2,5 часа, а против Воронежского фронта — на 3 часа.
В 5 часов 30 минут после артиллерийской подготовки и ударов авиации немецко-фашистские войска атаковали на 40-километровом фронте всю полосу обороны 13-й армии генерала Н. П. Пухова и примыкавшие к ней фланги 48-й и 70-й армий генералов П. Л. Романенко и И. В. Галанина. Уже в первый день неприятель ввел в сражение девять дивизий, в том числе две танковые, а также семь дивизионов штурмовых орудий и отдельный танковый батальон. Главный удар гитлеровцы наносили на Ольховатку, вспомогательные — на Малоархангельск и Гнилец.
На ольховатском направлении действовало до 500 танков и штурмовых орудий. Основные силы танков, авиации, артиллерии и пехоты противник обрушил против 13-й армии. Гитлеровцы не сомневались в успехе. По их расчетам, новая боевая техника должна была сломить оборону советских войск. Но советские воины не дрогнули. Они расстреливали танки врага огнем артиллерии и противотанковых ружей, поджигали их бутылками с горючей смесью. Танки и штурмовые орудия противника подрывались на минных полях; советские стрелковые подразделения отсекали пехоту от танков и уничтожали ее всеми видами огня, а прорвавшихся
^ Архив МО, ф. 132а, оп. 2642, д. 34, л. 164. 2 KTB/OKW, Bd. Ill, S. 754—755.
• 10 Вторая мировая война 1939—1945, т. 7 ^"

в траншеи и ходы сообщения гитлеровцев истребляли в рукопашном бою. Советские воины сражались отважно. Невиданная стойкость, массовый героизм были законом для советских патриотов.
Вместе с 13-й и 48-й армиями героически сражалась 70-я армия, сформированная из пограничников Дальнего Востока, Забайкалья, Средней Азии и личного состава внутренних войск НКВД. Соединения армии оказали упорное сопротивление врагу, мужественно отражали его атаки, нанесли ему большие потери.
Советских воинов не запугали новые танки противника. Артиллерия и танки цементировали оборону на земле, авиация поддерживала обороняющихся с воздуха. Отдельные танковые бригады, танковые и самоходно-артиллерийские полки были приданы стрелковым соединениям для усиления тактической зоны обороны. Они, как правило, находились на танкоопасных направлениях в боевых порядках пехоты.
Четыре ожесточенные атаки отбили советские воины в первый день наступления. Все попытки гитлеровского командования вбить танковые клинья между 48, 13 и 70-й армиями окончились провалом. Лишь в ре- ^ зультате пятой атаки враг сумел ворваться на передний край обороны 13-й армии и потеснить ее части. Прилагая огромные усилия, противник продвинулся на сравнительно узком участке в полосе 13-й армии не более чем на 6—8 км.





Упорные бои вели летчики 16-й воздушной армии, которой командовал генерал С. И. Руденко. Удары по атакующим танкам, пехоте и артиллерии наносили штурмовики и бомбардировщики. Летчики впервые широко применили противотанковые авиационные бомбы кумулятивного действия, которые пробивали броню фашистских танков, уничтожали артиллерию и другую боевую технику. В бомбоотсеки самолета Ил-2 загружались 144 такие бомбы. При бомбометании по танкам эскадрилья штурмовиков создавала сплошную зону поражения площадью 150 на 150 м. После войны начальник штаба 48-го немецкого танкового корпуса генерал Ф. Меллентин признавал: «Многие танки стали жертвой советской авиации», русские летчики «проявляли исключительную смелость^.
Напряженные бои шли в воздухе. 5 июля в полосе Центрального фронта было зарегистрировано около 2300 пролетов немецких самолетов. Были моменты, когда над полем боя одновременно находилось до 300 бомбардировщиков и не менее 100 истребителей врага.
Развернувшаяся борьба в воздухе над Курской дугой носила ожесточенный характер. Воздушные бои шли непрерывно, перерастая в воздушные сражения, в которых участвовали сотни самолетов с каждой стороны. В воздухе постоянно патрулировали группы советских истребителей, которые перехватывали вражеские бомбардировщики на маршрутах их полета. Наращивание сил производилось за счет дежурных подразделений, сосредоточенных на специально построенных в 10—15 км от переднего края аэродромах.
В действиях советских истребителей в ходе боев выявились недостатки. Некоторые летчики увлекались воздушными боями с истребителями противника и подчас оставляли без воздействия вражеские бомбардировщики. Иногда несвоевременно осуществлялось оповещение о приближении воздушного противника, в результате немецко-фашистская авиация прорывалась через заслоны советских истребителей и наносила удары по войскам. Командованием 16-й воздушной армии были приняты энергичные меры по устранению этих недостатков. 5 июля летчики 16-й воз-
^ Ф. Меллентин. Танковые сражения 1939—1945 гг. Боевое применение танков во второй мировой войне. Перевод с английского. М., 1957, стр. 192.
146

душной армии произвели 1232 боевых самолето-вылета, провели 76 воздушных боев и сбили 106 вражеских самолетов.^.
Первый же день наступления показал, что сломить сопротивление советских войск и «одним ударом пробить оборону» не удалось. Генеральный штаб сухопутных войск вынужден был торопить командующего группой армий «Центр» Клюге с вводом в бой вторых эшелонов и резервов.
Командование Центрального фронта усилило оборону в полосе 13-й армии, которая получила 1-ю и 13-ю истребительно-противотанковые артиллерийские бригады и 21-ю минометную бригаду — всего 10 полков ^. Вечером 5 июля командующий Центральным фронтом, установив направление главного удара противника, принял решение с утра следующего дня нанести контрудар по главной группировке врага и восстановить положение. Для контрудара выделялись 17-й гвардейский стрелковый корпус 13-й армии, 16-й танковый корпус 2-й танковой армии и 19-й отдельный танковый корпус из резерва фронта.
Второй день операции немецко-фашистское командование начало опять мощными авиационными и артиллерийскими ударами, а затем в атаку устремились десятки танков и штурмовых орудий. Снова разгорелись бои на главном — ольховатском направлении, а также севернее Малоархангельска и Гнильца.
В период подготовки и осуществления контрудара на всем фронте шли ожесточенные бои. Из-за крайне ограниченного времени трудно было организовать взаимодействие между пехотой, танками и артиллерией. Поэтому контрудар не достиг цели, которая ставилась командованием. Однако советские войска потеснили врага на 1,5 —2 км и сковали его действия. Командование фронта выиграло время для сосредоточения новых сил на угрожаемом направлении.
6 июля было отмечено 1162 самолето-пролета немецкой авиации в полосе Центрального фронта. Летчики 16-й воздушной армии совершили 1326 боевых самолето-вылетов, провели 92 воздушных боя и сбили 113 самолетов, потеряв при этом 91 машину ^.
За два дня боев противник продвинулся в глубь обороны всего на 6—10 км, понеся значительные потери — более 25 тыс. солдат и огромное количество боевой техники. Командование 9-й немецкой армии было вынуждено отказаться от продолжения наступления на широком фронте одновременно на Малоархангельск, Ольховатку и Гнилец.
Большие потери и низкие темпы продвижения вызвали беспокойство в ставке Гитлера, поколебали уверенность немецко-фашистского командования в победоносном завершении операции «Цитадель». 6 июля немецкое радио сообщило, что в районе Курского выступа наступление начала не немецкая, а Советская Армия. В сообщении указывалось: «Советское командование беспрерывно вводило в действие танковые части, однако главные позиции германской обороны на всех участках находятся прочно в наших руках и ни на одном участке фронта не введены еще в бой сколько-нибудь значительные германские танковые силы» *. В сообщении говорилось о якобы колоссальных потерях советских войск, о высоких боевых качествах «тигров». Как отмечает американский историк Э. Зимке, все вто делалось с целью «обеспечить себе алиби на случай провала операции» Советское информбюро разоблачило ложь гитлеровского руко-





^ 16-я воздушная, стр. 94.
К. Казаков. Всегда с пехотой, всегда с танками. М., 1973, стр. 145. " 16-я воздушная, стр. 96. * Цит. по: «Красная звезда», 8 июля 1943 г.
^ Е. Z iemk е. Stalingrad to Berlin. The German Defeat in the East. Washing- ton, 1968, p. 132.
10* 147

водства, опубликовав неопровержимые данные о начавшемся наступлении немецких войск.
7 июля гитлеровское командование перенесло главный удар на Поныри, продолжая наступление и на Ольховатку. Развернулись ожесточеннейшие бои за вторую полосу обороны. В районе Понырей героически отражали натиск врага воины 307-й стрелковой дивизии генерала М. А. Еншина. Командование фронта усилило сражавшиеся в этом районе части противотанковой и реактивной артиллерией, подвижными отрядами заграждений. Неувядаемой славой покрыли себя в этих боях минеры 1-й гвардейской бригады специального назначения. Они создавали заграждения из минноподрывных средств и преграждали пути наступления танков противника. Продвижение гитлеровцев было остановлено.
Описывая события тех дней, английский историк М. Пэрриш отмечает: «Наступление развивалось мучительно медленно. Продвижению немецких войск препятствовали оборонительные позиции, минные поля, насыщенность артиллерийского и ракетного огня, воздушные бомбардировки и постоянные контратаки... Тяжелые «фердинанды», не имевшие пулеметов, оказались беспомощными против пехоты в ближнем бою» ^. Но гитлеровцы еще были сильны и способны нанести новые удары. 8 июля враг ввел в сражение свежие силы и решил попытаться еще раз прорвать оборону советских войск на ольховатском направлении. Утром северозападнее Ольховатки до 300 немецких танков совместно с пехотой атаковали боевые позиции 3-й истребительной бригады, которой командовал полковник В. Н. Рукосуев. Завязались ожесточенные бои. Метким огнем советские артиллеристы уничтожали бронетанковую технику противника. Потеряв большое количество танков, враг вынужден был прекратить наступление. Своими героическими действиями 3-я истребительная бригада помогла удержать оборонительный рубеж на этом направлении.
Напряженные бои проходили в воздухе. Советские истребители большими группами вторгались в воздушное пространство над занятой врагом территорией и навязывали фашистским летчикам бои, в которых они терпели поражение. Большинство немецких бомбардировщиков перехватывалось еще до их подхода к полю боя. Активность фашистской авиации заметно снизилась. Если 6 июля в полосе Центрального фронта отмечалось 1162 самолето-пролета врага, то 9 июля их было 350. Основные усилия фронтовой авиации сосредоточивались на уничтожении важнейших группировок врага. Боевые действия советских ВВС велись в тесном взаимодействии с сухопутными войсками. Мощные бомбовые удары по наступающему противнику содействовали успешному исходу оборонительного сражения. Военный совет 13-й армии в своем письме летчикам 16-й воздушной армии писал: «Бомбардировщики и штурмовики своими ударами наносили противнику чувствительные потери в живой силе и боевой технике, расстраивали его боевые порядки, содействовали нашим контратакам, сдерживали наступление немцев» ^ Советская авиация завоевала господство в воздухе на орловско-курском направлении.
К 9 июля командование группы армий «Центр» ввело в сражение почти всю ударную группировку 9-й армии — семь пехотных и пять танковых дивизий. У командующего 9-й армией в резерве осталась только 10-я моторизованная дивизия. В резерве группы армий находились 12-я танковая и 36-я пехотная дивизии.
Героическое сопротивление войск Центрального фронта подорвало наступательные возможности немецко-фашистских соединений. Гитлеров-
1 «The Army Quarterly», October, 1969, p. 46.
2 Архив МО, ф. 361, oil. 6079, д. 173, л. 314.
148

скому командованию пришлось отдать приказ о прекращении наступления и приступить к перегруппировке частей для организации удара на Фа-теж — в стык 13-й и 70-й армий. Становилось очевидным, что вермахт терял инициативу.
Наступление возобновилось 10 июля. Для наращивания удара Гитлер приказал передать группе армий «Центр» почти треть авиации группы армий «Юг» ^ Но и новые попытки врага развить наступление окончились неудачей. Ни 10, ни II июля ударная группировка 9-й армии не смогла продвинуться в глубь обороны советских войск.
Тем временем назревали события, которым предстояло коренным образом изменить характер борьбы. По приказу Ставки Верховного Главнокомандования заканчивались последние приготовления к переходу в наступление войск Брянского и левого крыла Западного фронтов. II июля начали боевые действия передовые батальоны, а 12 июля перешли в наступление против 2-й немецкой танковой армии главные силы этих фронтов. Боевые действия передовых батальонов на орловском направлении немецко-фашистское командование расценило как отвлекающие удары, поэтому они не вызывали у него беспокойства. Бывший командующий 4-й немецкой армией генерал-полковник Г. Хейнрици и западногерманский историк В. Гаук по этому поводу пишут: «II июля в районе 2-й танковой армии внезапно начались атаки советских полков и батальонов. Основываясь на прежнем поведении противника, немцы считали, что эти атаки предпринимаются для того, чтобы имеющиеся на Орловской дуге немецкие резервы удержать от ввода для наступления на Курск. Командование группы армий и 2-й танковой армии не Придавало этим атакам особого значения» ^





12 июля командование группы армий «Центр» рассчитывало снова возобновить наступление. Однако мощные удары войск Западного и Брянского фронтов сорвали эти планы. Гитлеровское руководство вынуждено было принять решение о переходе 9-й армии к обороне. Западногерманский военный историк X. Даме отмечал: «Модель хотел уже снова нанести удар, как наступление русских с двух сторон смяло дугу фронта под Орлом и поставило под угрозу тылы 9-й армии»^.
Всего неделя потребовалась армиям Центрального фронта для срыва наступления немецко-фашистских войск на орловско-курском направлении. Окружить советские соединения на четвертый день сражения. как это предусматривалось планом «Цитадель», гитлеровцам не удалось. В бесплодных атаках были обескровлены лучшие дивизии 9-й армии, потеряно огромное количество боевой техники.
Командование Центрального фронта докладывало в Ставку Верхов ного Главнокомандования: «Встретив противника стеной разящего металла, русской стойкостью и упорством, войска Центрального фронта измотали в непрерывных ожесточенных восьмидневных боях врага и остановили его натиск. Первый этап сражения закончился» *.
Напряженный характер носила борьба на южном фасе Курского выступа — в полосе Воронежского фронта. Здесь еще 4 июля, во второй: половине дня, передовые отряды 4-й немецкой танковой армии после 10-минутного огневого налета артиллерии и ударов авиации перешли в наступление и завязали бои с боевым охранением 6-й гвардейской армии. Стало очевидным, что ночью или на рассвете 5 июля начнется генеральное
1 «Wehrwissenschaftliche Rundschau», 1965, № 10, S. 593.
2 ibid., S. 596.
" H, D ahm s. Der zweite Weltkrieg. Tubingen, 1960, S. 332. * Цит. по: Провал операции «Цитадель» (Разгром немецко-фашистских полчищ в битве на Курской дуге). М., 1967, стр. 16.
149

наступление. Поэтому командующий фронтом принял решение о проведении в полосе 6-й и 7-й гвардейских армий артиллерийской контрподготовки с привлечением орудий и минометов 40-й армии. Как и на северном фасе, контрподготовка нанесла врагу значительный урон.
5 июля в 6 часов после артиллерийской подготовки и массированных налетов авиации гитлеровские войска перешли в наступление. Главный удар наносился в направлении Обояни по 6-й гвардейской армии генерала И. М. Чистякова пятью танковыми,одной моторизованной, двумя пехотными дивизиями, двумя отдельными батальонами тяжелых танков и дивизионом штурмовых орудий. Второй удар — в направлении Корочи — против 7-й гвардейской армии генерала М. С. Шумилова предприняли три танковые и три пехотные дивизии. Таким образом, командование группы армий «Юг» уже в первый день наступления ввело в сражение пять пехотных, восемь танковых и одну моторизованную дивизии.
С величайшей стойкостью оборонялись советские воины, проявляя массовый героизм и отвагу. Артиллеристы уничтожали танки противника огнем прямой наводки, пехотинцы забрасывали их противотанковыми гранатами; многие танки подрывались на минах. Беспримерный подвиг совершили бойцы и командиры 214-го полка 73-й гвардейской стрелковой дивизии. Они мужественно отразили наступление 120 танков, в том числе 35 «тигров», действовавших совместно с автоматчиками. В двенадцатичасовом бою патриоты уничтожили 39 танков и до тысячи гитлеровцев. Особенно отличились в бою воины 3-го батальона. Из 450 солдат и офицеров в строю осталось только 150 человек, но танки не прошли. За этот бой весь личный состав батальона был награжден орденами и медалями, а капитаны А. А. Бельгии, И. В. Ильясов и сержант С. И. Зорин удостоены звания Героя Советского Союза.
В бои с вражеской авиацией вступили летчики 2-й и 17-й воздушных армий, которыми командовали генералы С. А. Красовский и В. А. Судец, а также летчики-истребители Войск ПВО страны. Командование Воронежского фронта сосредоточило на обоянском направлении почти все соединения 2-й воздушной армии. На корочанском направлении действия войск фронта поддерживала 17-я воздушная армия. О накале борьбы свидетельствуют такие данные: над районом площадью 20 на 60 км действовало с обеих сторон более 2 тыс. самолетов, в воздушных боях нередко одновременно участвовало 100—150 самолетов ^. Основные усилия штурмовой и бомбардировочной авиации направлялись на уничтожение фашистских танков.
В первый день ни на одном из направлений немецко-фашистским войскам не удалось прорвать оборону. Они лишь вклинились в нее на 8—10 км. Однако обстановка в полосе фронта оставалась сложной, так как противник все время наращивал силу ударов. Для срыва его наступления необходимо было вводить новые силы. Командующий Воронежским фронтом поставил войскам задачу на 6 июля: упорной обороной изматывать наступающего противника и не допустить расширения прорыва в сторону флангов. Он отдал распоряжение командующему 1-й танковой армией генералу М. Е. Катукову выдвинуть два корпуса на второй оборонительный рубеж 6-й гвардейской армии и прочно занять оборону на рубеже Меловое, Яковлеве. В районы Тетеревино и Гостищево направлялись 2-й и 5-й гвардейские танковые корпуса в готовности с рассветом 6 июли нанести контрудар в направлении Белгорода . Чтобы не допус-





^ Советские Военно-Воздушные Силы в Великой Отечественной войне 1941— 1945 гг., стр. 184.
" Советские танковые войска 1941—1945. Военно-исторический очерк. М., 1973, стр. 127.
150

тить развития наступления врага в северо-восточном направлении, из второго эшелона фронта в район боев были выдвинуты 69-я армия генерала В. Д. Крюченкина и 35-й гвардейский стрелковый корпус генерала С. Г. Горячева. Для предотвращения прорыва противника в северо-западном направлении генерал Н. Ф. Ватутин усилил оборону 40-й армии.
В ночь на 6 июля 1-я танковая армия и два отдельных танковых корпуса вышли ко второй полосе обороны. Так как она была заранее подготовлена в инженерном отношении, советские танковые соединения в короткий срок заняли позиции для отражения вражеских атак.
Утром 6 июля гитлеровцы предприняли массированные танковые удары. На отдельных направлениях плотность танков и штурмовых орудий на километр фронта достигала 100 машин. В борьбу вступили основные силы 1-й танковой армии. На обоянском направлении завязались крупнейшие танковые сражения. «В течение нескольких часов сотни танков превратились в металлический лом. Земля стонала от разрывов снарядов, авиационных бомб и грохота танков. В небе непрерывно находились сотни самолетов, шли ожесточенные воздушные бои. От черных туч пыли, поднятой танками, взрывами артиллерийских снарядов, авиационных бомб, и копоти горевших машин земля и небо стали серыми и мрачными. Исчезла линия горизонта, скрылось солнце, его раскаленный диск еле пробивался сквозь мглу» ^.
Наиболее ожесточенный характер носили бои за вторую полосу обороны 6-й гвардейской армии в районе Яковлеве. Не добившись успеха в лобовых атаках, фашисты попытались вклиниться на стыках дивизий, но и здесь натолкнулись на упорное сопротивление частей 1-й танковой и 6-й гвардейской армий. Удар огромной силы приняла на себя прославившаяся еще в боях под Москвой 1-я гвардейская танковая бригада, Ей было приказано остановить продвижение танков противника вдоль шоссе, ведущего на Обоянь, и гвардейцы-танкисты стояли насмерть. В этих боях особенно отличились комсорг танковой роты лейтенант Ю. М. Соколов, лейтенанты В. С. Шаландин и Б. А. Можаров, которые показали пример мужества и беспредельной преданности Родине. В борьбе с превосходящими силами противника они погибли, но не отступили ни на шаг. За высокое воинское мастерство и проявленный героизм бригада была награждена орденом Ленина.
Одновременно с напряженными танковыми сражениями развернулись ожесточенные бои в воздухе. 6 июля соединения 2-й воздушной армии совершили 892 самолето-вылета, провели 64 воздушных боя и сбили около 100 самолетов врага ". Противник за этот день сделал лишь 899 самолето-пролетов, в то время как за 5 июля было совершено 1958 самолето-пролетов. Советская авиация завоевывала господство в воздухе и на южном фасе Курского выступа. Многие советские летчики проявили беспримерную доблесть и мужество, в их числе младший лейтенант И. Н. Кожедуб, впоследствии трижды Герой Советского Союза, и гвардии лейтенант А. К. Горовец, посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза. В его наградном листе указывалось: «В этом воздушном бою тов. Горовец проявил исключительное летное мастерство, отвагу и героизм, лично сбил 9 самолетов противника и сам погиб смертью храбрых» ^. Лейтенант А. К. Горовец — единственный летчик, уничтоживший в одном бою такое количество самолетов.
Двухдневное сражение на обоянском и корочанском направлениях ие принесло гитлеровцам желаемого успеха. Правда, за эти дни они прод-
1 А. Бабаджанян и другие. Люки открыли в Берлине. Боевой путь 1-й гвардейской танковой армии. М., 1973, стр. 32. " Архив МО, ф. 302, оп. 4196, д. 39, л. 4. з Архив МО, ф. 33, оп. 793756, д. II, л. 268.
151

винулись на 10—18 км, но понесли при этом огромные потери и были остановлены перед второй полосой обороны. И лишь на участке Яковлеве, Лучки в полосе 6-й гвардейской армии части танкового корпуса СС вклинились во вторую полосу. На корочанском направлении немецко-фашистские войска захватили плацдарм на восточном берегу Сев. Донца и на узком участке фронта вышли ко второй полосе обороны.
Советское командование учитывало, что противник наращивает удары, привлекая дивизии с других участков советско-германского фронта. 6 июля Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин приказал: «Изматывать противника на подготовленных рубежах и не допустить его прорыва до тех пор, пока не начнутся наши активные действия на Западном, Брянском и других фронтах». Для усиления Воронежского фронта Ставка отдала распоряжение выдвинуть из состава Степного военного округа ^ на западный берег реки Оскол 5-ю гвардейскую танковую армию. Ей предстояло форсированным маршем преодолеть значительное расстояние. Выполнение этой задачи потребовало больших усилий от войск и командования. Стояли жаркие дни. Части двигались по проселочным дорогам. Тяжелее всех от духоты и пыли приходилось механикам-водителям танков, самоходно-артиллерийских установок и бронетранспортеров. Утром 8 июля после тяжелого перехода главные силы армии в точно назначенное время сосредоточились юго-западнее Старого Оскола. Менее чем за трое суток армия прошла 250—300 км.





На усиление фронта были переданы также два танковых корпуса — 10-й из 5-й гвардейской армии и 2-й из состава Юго-Западного фронта. Предпринимались все меры к тому, чтобы остановить врага и не допустить прорыва второй полосы обороны.
Несмотря на большие потери, ударные группировки 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» продолжали отчаянные атаки. 7 и 8 июля ожесточенные бои снова вспыхнули на обоянском и корочанском направлениях. Немецко-фашистские соединения стремились прорвать вторую полосу обороны, но продвигались медленно и лишь на узком участке фронта.
Гитлеровское командование продолжало наращивать усилия на обоянском направлении. В течение ночи на 9 июля дивизии были пополнены маршевыми командами, подвезены боеприпасы, восстановлено управление. Утром 9 июля на 10-километровом участке фронта наступление развернула крупная группировка, насчитывавшая до 500 танков. Сюда же немецко-фашистское командование бросило значительные силы авиации, которая в течение дня сделала до 1500 самолето-пролетов. Бои приняли крайне ожесточенный характер. Летчики 2-й и 17-й воздушных армий надежно прикрывали и поддерживали войска. Борьбу с вражеской авиацией вели истребители и зенитная артиллерия Воронежского корпусного района ПВО, Ряжско-Тамбовского и Харьковского дивизионных районов ПВО страны. За этот день гитлеровские войска продвинулись на 6—8 км. Добились они продвижения и на корочанском направлении.
Напряжение боев на южном фасе Курской дуги нарастало. За пять дней немецкие танковые дивизии на узком участке вышли к тыловой полосе 6-й гвардейской армии. К этому времени все резервы Воронежского фронта были введены в сражение.
9 июля командование вермахта приняло решение перебросить в район Курска еще несколько дивизий и добиться перелома в ходе битвы.
В связи со сложной обстановкой Ставка Верховного Главнокомандования 9 июля приказала командующему Степным округом выдвинуть на курско-белгородское направление 4-ю гвардейскую, 27-ю и 53-ю армии;
^ С 24.00 9 июля Степной военный округ был переименован в Степной фронт. 152

5-я гвардейская и 5-я гвардейская танковая армии поступили в подчинение командующего Воронежским фронтом.
Активную боевую деятельность в эти дни развернули советские партизаны. Они наносили сильные удары по железнодорожным коммуникациям в тылу групп армий «Центр» и «Юг».
По оценке советского командования, внимательно следившего за действиями противника, вражеские соединения были в значительной степени измотаны, но еще не потеряли ударной силы. Причем данные разведки показывали, что немецкое командование, встретив упорное сопротивление на обоянсдом направлении, перенесло главные усилия на про-хоровское, рассчитывая выйти к Курску кружным путем. И действительно, соединения 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» 10 и II июля предприняли наступление в направлении Прохоровки. Часть их пробивалась на север вдоль обоянского шоссе. Враг упорно пытался добиться успеха. Предпринятая в эти дни высадка англо-американских войск на побережье Сицилии не повлияла на планы немецко-фашистского командования. 10 июля из ставки вермахта последовал приказ: «Операция «Цитадель» будет продолжаться»^ .
За два дня боев немецко-фашистским войскам не удалось сколько-нибудь изменить положение. Танковые дивизии не прорвались ни к Про-хоровке, ни к Короче. Между тем немецко-фашистское командование продолжало усиливать группировку, наступавшую на Прохоровку. Оно стянуло сюда лучшие соединения: танковые дивизии «Рейх», «Мертвая голова», «Адольф Гитлер» и основные силы 3-го танкового корпуса. В составе этой танковой группировки имелось значительное количество тяжелых танков «тигр» и самоходных орудий «фердинанд». Поддержку ударной группировки осуществляла вся авиация, действовавшая на южном фасе Курского выступа.
Враг все еще рвался вперед, наращивая силу ударов. Но это были уже последние отчаянные попытки выиграть третье наступление на Востоке. В наступлении гитлеровских войск назревал кризис, своевременно вскрытый советским командованием. Воронежский фронт, усиленный стратегическими резервами, получил задачу нанести мощный контрудар и разгромить вклинившуюся группировку гитлеровцев. В контрударе предстояло принять участие 6-й гвардейской и 1-й танковой армиям, которые действовали с рубежа севернее Меловое, Круглик в направлении на Яковлеве. Главный удар из района Прохоровки на этом направлении наносили 5-я гвардейская танковая армия генерала П. А. Ротмистрова и часть сил 5-й гвардейской армии генерала А. С. Жадова. Восточнее Белгорода в наступление переходили три стрелковые дивизии 7-й гвардейской армии.
Советское командование усилило войска, оборонявшиеся на про-хоровском направлении, артиллерией. В предвидении ожесточенной борьбы с крупной танковой группировкой врага оно распорядилось использовать всю пушечную артиллерию для стрельбы по танкам прямой наводкой.
Учитывая задачи, возложенные на 5-ю гвардейскую танковую армию, ее командующий решил развернуть армию в два эшелона — в первом эшелоне должны были наступать три танковых корпуса, во втором — механизированный корпус и сильный резерв.





12 июля в 8 часов 30 минут, то есть тогда, когда перешли в наступление войска Брянского и левого крыла Западного фронтов, после 15-минутной артиллерийской подготовки соединения 5-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армий нанесли контрудар.
I KTB/OKW, Bd. Ill, S. 765.
153

Советские танкисты знали: немецкие тяжелые танки несколько превосходят танки Т-34 по дальности прямого выстрела. Поэтому они, умело используя высокую маневренность танка Т-34, смело шли на сближение с танками противника. В самом начале сражения навстречу друг другу двинулись бронированные лавины. Первый эшелон 5-й гвардейской танковой армии на полном ходу врезался в боевые порядки немецко-фашистских войск. Для врага оказалось полной неожиданностью то, что в сражение было введено такое большое количество советских танков.
Танковое сражение развернулось в двух районах. Западнее Прохо-ровки действовали основные силы 5-й гвардейской танковой армии. Другие силы этой армии в составе трех бригад (две механизированные и танковая) и танкового полка под общим командованием заместителя командующего армией генерала К. Г. Труфанова столкнулись с танковой группировкой фашистов южнее Прохоровки, к северо-западу от Корочи. Всего в сражении в районе Прохоровки участвовало с обеих сторон одновременно 1200 танков и самоходных орудий. Это было самое большое встречное танковое сражение второй мировой войны.
Над полем боя шли ожесточенные воздушные бои. В борьбу с вражеской авиацией и танками вступили 2-я воздушная армия и часть 17-й, а также авиация дальнего действия. Еще в ночь на 12 июля они нанесли удары по железнодорожным станциям, вражеским эшелонам, громили гитлеровские колонны на шоссейных и грунтовых дорогах. Советская авиация произвела 1299 самолето-вылетов.
Прохоровское танковое сражение выиграли советские войска. Оно стоило вермахту больших потерь в личном составе и до 400 танков. 12 июля стало днем крушения немецкого наступления на Курск с юга. Попытки немецко-фашистских войск продолжать наступление в полосе 69-й армии носили уже локальный характер. Не достигнув цели — выйти к Курску, войска Манштейна стали отходить. Соединения Воронежского фронта начали преследование противника ^ В ночь на 19 июля по указанию Ставки Верховного Главнокомандования в сражение был введен Степной фронт. К исходу 23 июля советские войска своими главными силами вышли на рубеж, который они занимали до начала оборонительного сражения, и по указанию Ставки начали подготовку к контрнаступлению.
На южном фасе Курского выступа ценой огромных потерь соединения 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» вклинились в советскую оборону на глубину до 35 км. Но продвинуться дальше или удержать узкую полосу вклинения они не смогли. Ударные возможности мощной группировки врага, нацеленной на Курск с юга, были исчерпаны. Наступление вермахта и на этом направлении не принесло успеха.


В оперативном построении войск фронтов имелись существенные особенности. Командующий Центральным фронтом ожидал наступления фашистских войск на одном направлении, и это подтвердилось ходом оборонительного сражения. Поэтому он имел возможность, обеспечить высокие оперативные и тактические плотности войск на 95-километровом участке фронта, где ожидался удар врага, а также держать в глубине сильные резервы. Командующий Воронежским фронтом учитывал возможнскачать dle 11.0фильмы бесплатно
загрузка...

Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.