НКО


...









































1. Третий сектор и его роль в формровании гражданского общества
1.1.Понятие гражданского общества
Гражданское общество - система независимых от государства общественных институтов и отношений, которые призваны обеспечить условия для самореализации отдельных индивидов и коллективов, реализации частных интересов и потребностей. Гражданское общество включает различные группы и сообщества: семью, церковь (там, где она отделена от государства), политические партии, профсоюзы, ассоциации по интересам (бизнес-центры, клубы и др.), школы (частные) и т.д.
Гражданское общество не есть лишь нечто отличное от государства, но и тесно связано с ним.
Именно поэтому гражданское общество и образует естественный фундамент политической демократии, без которого последняя просто невозможна или неэффективна. Можно вспомнить известную мысль И.Канта о том, что о правовом порядке и правовом государстве можно говорить лишь там, где общество - независимо от государства - располагает средствами и санкциями для того, чтобы заставить соблюдать своих членов определенные нравственные и поведенческие нормы. А из моральных норм соответственно вырастают правовые.
Правовое государство можно определить как правовую форму организации и деятельности политической власти и ее взаимоотношений с индивидами как субъектами права. Оно обладает такими основными признаками:
гарантированность свободы личности, ее основных прав и интересов;
взаимная ответственность государства и личности;
господство права во всех сферах общественной жизни и верховенство
закона, выражающего правовые принципы общества;
подчинение закону самого государства, всех его органов должностных лиц;
разделение законодательной, исполнительной и судебной власти;
эффективная форма контроля за осуществлением законов.
Признание самоценности личности, ее прав и свобод предполагает и ее ответственность перед обществом и его членами. Поэтому правовое государство есть воплощение всеобщего интереса. «Свобода человека, — утверждал Б. Н. Чичерин, — есть свобода разумно-нравственного существа. Человек имеет права потому, что имеет обязанности» .
Элементы и ценности гражданского общества по сути сложились в Европе уже в 18 веке. В них входили такие представления о нормах индивидуального существования , как :
требование личной безопасности;
свобода от доминации с чьей-то стороны;
принцип равенства всех перед законом;
право на частную собственность;
право на частную жизнь ;
признание индивидуальных различий, уважение к другому человеку.
Определяющим моментом становления гражданского общества является социальная ответственность. Ее роль в системе координации многоаспектных форм взаимосвязи интересов личности, общества и государства заключается в том, что ответственность как социальный феномен определяет пределы допустимой деятельности отдельных индивидов, групп, организаций в обществе. Это особенно важно в российских условиях, где традиционно велико этатическое понимание роли государства и крайне сложно проходит процесс разграничения общественного, государственного и личного. Говоря об ответственности как об объективном явлении общественной жизни имеется в виду прежде всего функцию отражения в общественном и индивидуальном сознании совокупности «общественно-должных», нормативных требований к личности и формам ее жизнедеятельности, обусловленных спецификой социального развития.
Существуя в рамках субъектно-объектных отношений, ответственность связана с теми из них, которые порождают определенные требования к личности, социальным общностям. Эти требования приобретают обязательный характер через систему политических, юридических, экономических, моральных норм. Иначе говоря, ответственность как деятельностное отношение представляет собой конкретно-исторический тип взаимодействия между личностью и обществом. Именно поэтому социальная ответственность как общественное отношение интегрирует различные элементы процесса становления гражданского общества и правового государства, ибо предполагает осознанное отношение субъекта (личности, социальной группы) к потребностям социальной действительности, реализуясь в исторически значимой деятельности.
Ответственность означает единство двух аспектов: негативного и позитивного. Негативный аспект характеризуется наличием системы социальных санкций, призванных регулировать отношения личности и общества. Позитивный аспект подразумевает сознательную реализацию индивидом себя как личности в процессе формирования гражданского общества. Поэтому становление гражданского общества не сводится только к явлениям политического порядка, таким, как демократия и парламентаризм. Основой этого процесса выступает приоритетность прав индивида как самостоятельного субъекта. Отстаивая свои права, политические позиции, индивид соотносит их со своими представлениями о законности, праве, морали, социокультурными ориентациями.
Социальная ответственность личности, субъекта есть полифункциональное явление, где сливаются политические, правовые, нравственные и эстетические ценности, создающие базу для осознания человеком дихотомии своих прав и обязанностей и определяющие характер его деятельности.





Говоря о гражданском обществе, следует исходить из понятия человека и гражданина, т.е. его прав и свобод, как из основной детерминанты политической системы общества, которое стремится быть демократическим. Намного важнее оказалось положение человека в современном обществе, в социалистическом и постсоциалистическом, чем другие элементы, через которые определяли социализм до сих пор, например, собственность на средства производства, господствовавший тип общественного распределения, монопольное положение компартии. Ныне должно быть реабилитировано и понятие гражданства, т.е. следует возвратить человеку политическую и экономическую субъективность, моральную, религиозную и творческую автономию. Трудно предположить, что человек может быть свободным до тех пор, пока экономическая монополия любого рода будет жестко ограничивать его активность.
Автономия общества - важный элемент гражданского общества, а это означает автономию различных общественных сфер и ассоциаций - экономики(т.е. предприятий), профсоюзов, университетов, печати, науки, объединений граждан и отдельных профессий, религиозных объединений. Роль государства по отношению к этим общественным агентам должно сводиться к установлению самых общих рамок в виде закона, регулирующего правила игры, которых все должны придерживаться, чтобы не ставить под угрозу права и свободы других членов общества. Экономический, социальный, политический и культурный плюрализм, являющийся альфой и омегой гражданского общества, устанавливается на основе автономии общественных факторов, прав и свобод человека и гражданина.
Автономия различных сфер общества подразумевает , что они могут самоорганизовываться в соответствующие ассоциации, демократическая внутренняя жизнь которых имеет важное значение для гражданского общества. Сегодня в российском обществе существуют многочисленные организации, ассоциации, общества, движения, что создает хорошие предпосылки для дальнейшего развития гражданского общества.
Также следует отметить, что отношение личного, частного и общественного в гражданском обществе должно быть уравновешено.

1.2.Гражданское общество в России
С гражданским обществом в России дело обстояло сложнее, чем не только на Западе, но и во многих странах Востока. По характеру доминирующей роли государства Россия была ближе к восточному типу обществ, но в России эта роль в силу ряда исторических, природно-географических и геополитических причин была выражена еще рельефнее. Государство выступало по большей части основным инициатором формирования общественных институтов, и это накладывало отпечаток на все отношения - хозяйственные, социальные, культурные, не говоря уже о политических. Самодеятельность снизу ограничивалась. Общество сдавливалось налоговым прессом, из него выкачивался для государственных нужд не только прибавочный продукт, но и часть необходимого. Отсюда слабое развитие городов, торговли, предпринимательства. Отсюда зыбкость права и отношений собственности. Отсюда ригидность политической системы, лишенной обратной связи. Отсюда, наконец, бедность и неустроенность быта большинства населения и консерватизм культурных ценностей.
В результате традиционное общество и традиционная культура в России плохо развивались “снизу”, путем естественной эволюции. Любой институт был тесно привязан к государству и зависим от него. Это относится в первую очередь к церкви. Русская православная церковь унаследовала от Византии традицию слияния с государственной властью и подчинения ей. Попытки противостояния церкви государству были крайне редки (митрополит Филипп при Иване Грозном, патриарх Никон). Поэтому в политическом и социальном плане русское православие, православное духовенство были гораздо более пассивными по сравнению с католицизмом, протестантизмом и некоторыми восточными религиями. Так, русская церковь несравненно меньше по сравнению с западным христианством способствовала развитию массового образования. Церковно-приходские школы в России появились только в 1839 г., на несколько веков позже, чем в европейских странах.
Аналогичным образом обстояло дело с сельской общиной. Хотя последняя в определенной степени могла считаться формой самоорганизации крестьянства, в еще большей мере она была подчинена государству, которое использовало ее в фискальных целях. Не говоря уж о том, что община по крайней мере до середины XIX в, контролировалась помещиками.
Точно так же в России не сформировалось “третьего сословия”, подобного европейскому. Русское купечество постоянно ощущало тяжелую руку государства -то в форме давящих налогов, то в результате установления прямой государственной монополии на наиболее прибыльные товары. Очень часто купцы становились по существу государственными агентами, исполняли различные поручения власти -руководили отдельными производствами, чеканили монету . Они могли при этом обогащаться, но могли и впасть в немилость. Все это вкупе с неблагоприятными условиями для коммерции в России (громадные расстояния, плохие дороги, узость внутреннего рынка и т.д.) приводило к тому, что в России слабо шло складывание традиций коммерческой деятельности и формирование соответствующих автономных купеческих корпораций. При Петре 1, а позднее при Екатерине II купечество получило корпоративные (гильдейские) права лишь по форме.





В целом русские купцы, так же как и ремесленники, обитавшие в городах, лишенных городских вольностей, не стали теми бюргерами, которые в Европе стояли у истоков предпринимательского класса. И это дало о себе знать в пореформенный период, в эпоху промышленной революции.
Единственным сословием, обладавшим не фиктивной автономией, было дворянство (после 1762 г.). Но дворянство в целом не использовало свои права для строительства гражданского общества. Большая часть дворянства (как крупного, так и мелкого) зависела от государства (одни, потому что нуждались в вооружений защите от своих крепостных, другие - в силу постоянной нужды и ожидания щедрот от монархии). В своей массе дворянство оставалось политически консервативным. Исключение составлял достаточно узкий слой более или менее обеспеченного среднего дворянства, а также та его часть, которая возглавила революционное движение. Однако в условиях самодержавия политическая оппозиция долгое время была вынуждена вести “катакомбное” существование.
Правда, дворянство сыграло еще немалую роль в земских учреждениях - институте самоуправления, который в пореформенной России стал наиболее значительной структурой возникавшего гражданского общества. Земство сделало очень много для развития народного образования, здравоохранения, статистики и других отраслей общественной жизни в России. Вместе с тем его политическая активность намного уступала активности социальной. В итоге земские элементы не стали основой политической демократии в России.
Со второй половины XIX в. проблема гражданского общества стала разрабатываться в русской научной и общественной мысли, в основном представителями либерального направления (Б.Н. Чичерин, Е.Н. Трубецкой, П.И. Новгородцев, С.Л. Франк и др.). В целом русские дореволюционные мыслители вполне профессионально и адекватно рассматривали комплекс европейских идей о гражданском обществе, уделяя особое внимание его правовым аспектам. Вместе с тем в своей трактовке гражданского общества они были в определенной степени оригинальны: в отличие от ряда европейских авторов они делали акцент не столько на правах, сколько на обязанностях личности по отношению к общественному целому, которое зависит именно от солидарности и взаимодействия личностей.
В собственном смысле история гражданского общества в России начинается лишь после 1905 г. Тогда возникли не только политические партии, но и многочисленные общественные ассоциации - союзы промышленников и предпринимателей, профессиональные объединения, кооперативное движение и пр. Но этот период был недолгим. Дело было не только в неблагоприятных исторических обстоятельствах (революционные потрясения, мировая война), но и в отсутствии консенсуса между различными общественными силами. А времени на складывание этого консенсуса уже не оставалось. Наиболее серьезным камнем преткновения стал социальный и культурный разрыв между образованными слоями и широкими массами населения, которые оказались несравненно более отзывчивыми на левый радикализм антидемократического толка.
После 1917 г. подымавшиеся было ростки гражданского общества в России были начисто уничтожены коммунистической властью и заменены суррогатами - “приводными ремнями” однопартийной тоталитарной структуры. И это обстоятельство создает сегодня одну из главных проблем преодоления того глубокого и всестороннего кризиса, в котором оказалось российское общество после развала коммунистической системы с середины 80-х годов. Без гражданского общества невозможен переход к рыночной экономике, так же как и к политической демократии. Этим векторам развития далеко не адекватны те процессы, которые происходили и происходят в действительности: простое разрушение прежней централизованной хозяйственной системы и резкое ослабление государственной власти. Но теперь последняя уже не может быть укреплена только “сверху” (ибо это означало бы возвращение в командно-административный тупик), а прежде всего “снизу”, через гражданское общество, которое пока только намечается.
Коммунистическая эпоха привела к грандиозному нивелированию всех членов общества перед всесильным государством, вымыванию (или уничтожению) любых групп, преследующих собственные частные или корпоративные интересы. Соперничество интересов было вытеснено в узкую сферу аппаратных игр внутри правящей элиты, номенклатуры. Во многом эта ситуация сохраняется и сегодня. Общество еще не структурировалось на различные группы и слои, которые четко определяли бы свои цели и интересы и могли бы вести социальный “торг”. Отсюда маргинальность существующих политических партий, которые напоминают больше кружки единомышленников, нежели массовые политические организации. Отсюда непредсказуемость поведения депутатского корпуса, многие из которого представляют больше самих себя, нежели избирателей. Отсюда, наконец, социальная и политическая пассивность большинства населения, у которого не только отбит предшествующими десятилетиями вкус к общественной деятельности, но и накапливается разочарование от сегодняшних “схваток под ковром” существующей власти.





С другой стороны, российское общество остается расколотым. Монетаристские эксперименты и национально-этнические конфликты “поссорили” между собой различные секторы, отрасли и предприятия, привели к глубокой социальной и идеологической поляризации. А без социального и политического консенсуса, хотя бы частичного, невозможны ни структурные, рыночные реформы, ни демократическое развитие, ни гражданское общество.
Особенность нынешней ситуации в России состоит в том, что элементы и блоки гражданского общества предстоит создавать во многом заново. Необходимо организовывать новые профсоюзы - попытки реформирования прежних., по сути государственных, профсоюзов не привели к успеху. Нужны также полноценные предпринимательские объединения - те, что существуют сегодня, либо неэффективны, либо преследуют узкие, не включающие интересы всего общества цели. Возникнут, разумеется, и другие “группы интересов” - общенациональные, региональные и локальные. Так или иначе, лишь на основе взаимодействия интересов труда и капитала станут возможными и экономическая модернизация, и создание демократического (пусть для начала ограниченно демократического, близкого к авторитарному типу) государства, которое смогло бы стать арбитром в соперничестве различных групповых интересов. Этот процесс означает одновременно и становление гражданского общества в России.

Можно выделить следующие направления формирования гражданского общества в России:
создание экономического фундамента на основе многообразия форм собственности и социально ориентированной рыночной экономики;
формирование нового типа государственности, базирующегося на приоритете права, способного к социальному партнерству, в условиях реально сложившейся дифференциации интересов различных групп и общностей. Особая роль в этом процессе должна принадлежать интеллигенции, сочетающей патриотизм и объективно-критический подход к реальностям социально-политической жизни, что приводит, с одной стороны, к разрушению национального самосознания и общества, с другой порождает одномерный национализм, абсолютизирующий ценности далекого прошлого;
создание реального плюрализма в обществе. Этому способствует падение влияния традиционных партий и рождение новых форм массовой политической деятельности, а также появление самоуправляемых структур, ассоциаций, неформальных гражданских движений;
преодоление традиционной конфронтационной гражданской и политической культуры, т. е. стабилизация общества на основе гражданского мира с приданием ему конституционных гарантий.
Таким образом, гражданское общество - необходимый элемент на пути модернизации российской жизни. Можно привести доказательства его необходимости.
Первое. Неэффективно решение всех проблем доверять только власти - это политическая аксиома. Утопично полагать, что власть может всем управлять . Плох тезис : сильное государство - слабый народ. Он плох тем, что у людей в таком случае отсутствуют мотивы роста. Предприниматель , к примеру, ищет не резервы внутреннего развития, а кому дать взятку. Он скорее займется ликвидным бизнесом, торговлей, финансовой аферой. Так отсутствие институтов гражданского общества формирует мобилизационный тип экономики, который не имеет стимулов к саморазвитию, а движется только волевыми толчками сверху.
Второе. Гражданское общество - это универсальный политический стабилизатор. Когда через структуры гражданского общества люди могут решать свои проблемы, не возникает желания действовать методами всеобщего разрушения. Гражданское общество нужно и как гражданский контроль за властью, и как институт постановки проблем перед властью. Ведь общество стабильно тогда, когда один и тот же человек принадлежит как можно большему количеству групп , - так он лучше понимает общество в целом.

1.3.Что такое третий сектор
В решении ключевых задач формирования гражданского общества и важнейших социальных проблем значительную роль играют негосударственные некоммерческие организации, которые образуют так называемый третий сектор.
Почему третий сектор? В странах, где признается частная собственность, и существует или формируется рыночная экономика, все множество юридических лиц принято подразделять на три сектора.
Первый сектор объединяет государственные и муниципальные организации, то есть организации, имущество которых находится в государственной или муниципальной собственности.
Второй сектор - частные коммерческие организации, то есть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, и имущество которых не находится в государственной или муниципальной собственности.
Третий сектор - частные некоммерческие организации. Первым отличительным признаком этих организаций является то, что они не имеют извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяют полученную прибыль среди своих участников. Второй отличительный признак - имущество этих организаций не находится в государственной или муниципальной собственности.
Эти три сектора называют соответственно Государственным, Коммерческим и Некоммерческим. Следует иметь в виду, что российское законодательство делит все множество юридических лиц на два больших класса: коммерческие и некоммерческие организации. Среди тех и других могут быть государственные, муниципальные и частные. То есть, множество коммерческих организаций шире, чем Второй сектор, а множество некоммерческих организаций - соответственно шире, чем Третий сектор.





Некоммерческие организации могут существовать в разных организационно-правовых формах. Это может быть потребительский кооператив, общественная или религиозная организация (объединение), фонд, учреждение, автономная некоммерческая организация и другие. В свою очередь учреждения могут быть государственными, муниципальными и частными. Государственные и муниципальные учреждения относятся к Первому из выделенных выше секторов. А вот частные учреждения, то есть учреждения, имущество которых не находится в государственной или муниципальной собственности, а принадлежит гражданам или юридическим лицам, и другие формы некоммерческих организаций составляют Третий сектор.

1.4.Уставные цели некоммерческих организаций(НКО)
Основным признаком некоммерческой организации в соответствии с законодательством РФ является отсутствие у нее целей извлечения и распределения прибыли. По Гражданскому кодексу некоммерческими признаются те организации(юридические лица),которые не имеют в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и не распределяют полученную прибыль между участниками.
Рассмотрим вопросы о целях НКО, как они решаются в других законодательных актах.
Конституция РФ.
Согласно ст.13 запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.
Федеральный закон РФ “Об общественных объединениях”.
Закон отмечает, что общественные объединения могут создаваться для защиты общих интересов и достижения общих целей их членов, а также для содействия реализации прав и законных интересов граждан.
Федеральный закон от 12 января 1996 г. №7-ФЗ “О НКО”.
Закон устанавливает , что НКО могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав , законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ.
Федеральный закон от 11 августа 1995 г. №135-ФЗ “О благотворительной деятельности и благотворительных организациях”. Закон определяет, что благотворительная деятельность осуществляется в целях:
социальной поддержки и защиты граждан, включая улучшение материального положения малообеспеченных, социальную реабилитацию безработных, инвалидов и иных лиц, которые в силу своих физических или интеллектуальных особенностей, иных обстоятельств не способны самостоятельно реализовать свои права и законные интересы ;
подготовки населения к преодолению последствий стихийных бедствий, экологических, промышленных или иных катастроф, к предотвращению несчастных случаев и оказания помощи пострадавшим ;
содействия укреплению мира, дружбы и согласия между народами, предотвращению социальных, национальных и религиозных конфликтов ;
содействия укреплению престижа и роли семьи в обществе ;
содействия защите материнства, детства и отцовства ;
содействия деятельности в сфере образования, науки, культуры, искусства, просвещения, духовному развитию личности ;
содействия деятельности в сфере профилактики и охраны здоровья и пропаганды здорового образа жизни ;
охраны окружающей среды и защиты животных ;
охраны и должного содержания зданий, объектов и территорий, имеющих историческое , культурное или природоохранное значение, и мест захоронения.
Закон не признает в качестве благотворительных целей использование денежных и других материальных средств, оказание помощи в иных формах коммерческим организациям, а также поддержку политических партий, движений групп и кампаний.

1.5.Теоретические предпосылки развития третьего сектора в России
Особенности социально-экономических процессов, протекающих в сегодняшней России, предоставляют возможность взглянуть на проблемы формирования и функционирования третьего сектора с позиции, которая в западной теоретической традиции не нашла, в силу ряда причин, достаточного числа сторонников и приверженцев. Представляется вполне естественным, что различные социальные системы вырабатывали разные теоретические языки своего самоописания, которые, по этим причинам, оказались далеко не так универсальны, как это предполагалось в процессе их создания.
Третий сектор - это особый общественный институт, образуемый совокупностью негосударственных и некоммерческих организаций, которые своей деятельностью обеспечивают, некую часть социального воспроизводства.
Здесь необходимо сказать несколько слов о том, что понимается в данном контексте под социальным воспроизводством. Начиная приблизительно с середины предшествующего десятилетия в России стал складываться теоретический подход, в рамках которого предпринята попытка разработать комплекс проблем, связанных со спецификой сферы социального воспроизводства по сравнению со сферой материального производства, производства вещей, продукта .





В рамках этого подхода социальное воспроизводство представляет собой всю ту сферу жизнедеятельности общества, где происходит поддержание, восстановление и развитие возможностей и способностей человека как природного (биологического) и социального существа. Иными словами -это сфера, которая обеспечивает приобретение и сохранение тех человеческих качеств, которые позволяют людям адекватно выполнять требования, которые предъявляет им общество.
Сфера социального воспроизводства как развитая и организованная в масштабах всего общества сторона его целостной жизнедеятельности является одним из двух важнейших подразделений общественного производства взятого в целом. Другое подразделение - собственно производство материально-вещественных условий существования общества, реализующееся в товарной форме. Оба эти подразделения в современных обществах объективно находятся в сложных и не вполне равноправных взаимоотношениях.
Так, с одной стороны, именно в сфере материального производства создаются условия и предпосылки для самого существования сферы социального воспроизводства. Последняя функционирует и может функционировать только за счет части стоимости, произведенной в материальном производстве. Но, с другой стороны, именно в сфере материального производства происходит основной процесс использования и потребления человека как продукта социального воспроизводства. И успешность, продуктивность товарного производства зависит главным образом от того, какими свойствами и качествами сумела наделить человека сфера социального воспроизводства. Но это лишь в конечном счете. А в действительности существует отчетливая тенденция, в соответствии с которой материальное производство (в чьих бы руках оно ни находилось) всегда стремится недовозместить услуги и труд, осуществленный в воспроизводственной сфере, и направить, таким образом, сэкономленные средства на свои внутренние нужды.
В условиях государственно-социалистической системы это явление получило название «остаточного принципа» финансирования социальной сферы. Попытки изучения его природы носили случайный характер . Достаточно развернутого научного осмысления данного явления в ту пору не требовалось. Казалось, что обозначив его негативный смысл, совсем нетрудно выработать рецепты, т. е. найти виноватых. В научных кругах до сих пор сохраняются рецидивы подобного отношения к данной проблеме .
В индустриальных обществах было выработано и опробовано множество различных механизмов, призванных устанавливать относительное равновесие в отношениях между этими подсистемами. Теоретически возможны две основные полярные модели существования социального воспроизводства и, одновременно, два способа разрешения извечного противоречия между ними относительно доли, подлежащей возвращению человеку в качестве средств его существования и развития.
В соответствии с первой, проблема воспроизводства есть личная проблема каждого индивида. Заработная плата или доход - это результат его умения продать себя наиболее выгодным образом. Умение получить столько, сколько ты стоишь, дает свободу и в сфере воспроизводства. Человек получает возможность индивидуализировать условия для восстановления своих физических сил, приобретения дополнительных знаний и навыков, вообще всей сферы своего существования, поскольку его деньги дают ему возможность свободного выбора. Но он же и отвечает сполна за все свои неудачи. Это грубо обозначенная жестко-либеральная и, конечно, утопическая модель.
В соответствии со второй, проблема воспроизводства решается за счет всеобщей социализации (обобществления) средств всех субъектов общества, из которых доля, направляемая на нужды воспроизводства, определяется в плановом порядке «по всеобщему согласию». Данная модель может быть обозначена как социалистически-этатистская.
Очевидно, что ни одна из этих моделей в реальности никогда не осуществлялась, но они всегда оказывали серьезное идеологическое воздействие на процесс формирования конкретных национальных систем социального воспроизводства. Поэтому действительные системы, сложившиеся в современных индустриальных обществах, конечно же, совершенно не похожи на эти утопии, но всегда имеют некоторый вектор, склоняющий их к одному или другому полюсу.
Как бы то ни было, но проблема недовоспроизводства социальной сферы существует постоянно (при любой сложившейся в данном обществе модели) в силу, как уже было сказано, изначально неравноправного положения двух видов производств. Большинство конфликтов и кризисов общесоциального характера, обусловливается постепенным накоплением и обострением претензий именно в сфере отношений между данными видами производств (или представляющими их классами, как кому больше нравится). Однако, вопреки господствовавшей у нас долгое время концепции классового конфликта как движущей силы истории, потребность в сотрудничестве и в согласии - более фундаментальное свойство социальной системы.
Иными словами помимо официального уровня социального воспроизводства в обществе всегда существует некоторая область неофициальных отношений, выполняющих те же самые функции, но не имеющая возможности или желания заявить о себе как о реальном и значимом феномене жизни. Она стремится исправить то, что с точки зрения индивида кажется несправедливым. Это область, в которой зачастую осуществляется перераспределение значительных средств, находящихся в распоряжении отдельных членов сообщества. Они направляются на разные нужды воспроизводства по таким личным каналам, как семейные, родственные, дружеские связи и отношения, или в соответствии с более общими соображениями, морального, религиозного, национально-общинного и иного характера. И при этом весьма важно то, что в этом перераспределении утрачивается значимость стартовой принадлежности индивидов, и оно постепенно приобретает межстартовое направление, формируя и укрепляя общественную солидарность.





Однако, с течением времени, эта неофициальная форма перераспределения начинает приобретать вполне институциональные черты. Она начинает внутренне дифференцироваться, специализироваться и объединяться, вырабатывать собственные правила, обрастать профессиональной инфраструктурой и заявлять о себе как о гражданском институте, действующем независимо и наряду с учреждениями государства и рынка.
Сегодня для большинства развитых стран он представляет собой такой общественный институт, который сформировал механизмы социального взаимодействия, способные разрешать обозначенное выше противоречие наименее конфликтным образом. Эти механизмы приобрели соответствующую легитимацию, были возведены в степень социально одобряемых и поддерживаемых. Для них были сформированы такие экономические условия, которые позволяют им выполнять принятые на себя функции наравне и в сотрудничестве с государственными и экономическими структурами. Это институт, посредством которого все три стороны (государство, предприниматель и рядовой человек) оказываются связанными системой отношений, позволяющей решать вопросы воспроизводства совместно на основе гибкой системы договоренностей. Она отличается с одной стороны от государственных норм-предписаний, а с другой и от договорно-эквивалентного принципа, характерного для отношений внутри коммерческого сектора.
Реальные формы существования третьего сектора в разных странах являются, с нашей точки зрения, итогом разрешения длительных противоречий и компромиссов между государством, рыночными субъектами и самими гражданами по поводу их доли ответственности и меры участия в социальном воспроизводстве.
При таком подходе можно утверждать, что третий сектор как сфера, где осуществляется негосударственное и нерыночное (коммерческое) социальное воспроизводство, представляет собой общественный институт, который начал формироваться в последнее столетие в странах западной цивилизации для того, чтобы уравновешивать отношения между двумя основными производственными подсистемами общества на более или менее эквивалентных, партнерских основах. При этом он стремится соединить достоинства государственной и рыночной форм организации социального воспроизводства и минимизировать некоторые присущие им негативные эффекты.
С экономической точки зрения третий сектор это посредник между двумя важнейшими подразделениями общественного производства -материально-вещественным (товарным) и социально-воспроизводственным (товарным лишь отчасти). Однако его посредническая роль отнюдь не нейтральна. Он безусловно защищает и отстаивает интересы социально-воспроизводственной подсистемы. В то же время его участники, как правило, в равной степени принадлежат обоим видам производств.
С институциональной точки зрения третий сектор это посредник между рынком и государством. Общественный институт, который действует по своим правилам, не являющимся ни административными, ни рыночными. Однако, и в данном случае, гражданский статус участников подразумевает одинаковую их правоспособность, как в административно-политической, так и в экономической сферах.
Подобное положение третьего сектора позволяет ему справляться с целым комплексом таких сложнейших социальных задач, как:
привлечение дополнительных ресурсов общества в сферу социального воспроизводства, при помощи иных, помимо налоговых, механизмов и дополнительных источников их аккумуляции;
мобилизация имеющихся ресурсов на более адекватных с общественной точки зрения принципах и направлениях их распределения;
воздействие на оперативное перераспределение средств в соответствии с меняющейся социальной ситуацией и возникновением новых проблем;
реализация новаторских социальных программ, т. е. программ, которые еще не имеют общепризнанного статуса и всеобщей поддержки. Выполнение этой задачи способствует развитию и совершенствованию самой системы и качества социального воспроизводства. При этом, зачастую, осуществление подобных программ производится без мобилизации дополнительных общественных средств, за счет собственных моральных и интеллектуальных ресурсов и использования уже имеющейся инфраструктуры.
Все это вместе способствует большей гибкости всей системы социального воспроизводства, повышает ее чувствительность к изменяющимся условиям и обстоятельствам, ограничивает тенденцию чрезмерной поляризации жизненных горизонтов для различных людей, обеспечивает достижение общественного согласия.
Третий сектор как сфера, где происходит компенсация негативных последствий исключительно государственной или исключительно рыночной форм организации социального воспроизводства, в некоторой степени существует всегда, в любом обществе, при любом типе государства и экономического строя. Другое дело, что в общественных системах, в которых само отношение между рынком и государством носит неравномерный характер (т. е. когда одна из сторон приобретает гипертрофированное значение), его возможности и функции более ограничены.
Если использовать такой подход, то и в России функционирование третьего сектора в его нынешних формах является результатом разрешения определенных социальных противоречий между государством, рыночными субъектами и самими гражданами. При этом характеристика этих противоречий и способов их разрешения и обусловливает специфику того, что фактически представляет собой сегодняшний третий сектор.





В условиях советской экономической системы фактически преобладал второй из отмеченных тип организации социального воспроизводства. Государство монополизировало эту сферу, несмотря на номинальное существование сектора общественных организаций.
В советской идеологии общественные организации рассматривались как часть административной системы общества. Главной функцией общественных организаций и объединений граждан считалось обеспечение участия населения в управлении обществом. При этом зачастую самые массовые, централизованные общественные организации именовались «школой коммунизма» для трудящихся, для молодежи, для колхозного крестьянства и т. п. В действительности членство в таких организациях выполняло функции демонстрации лояльности к господствующему режиму и ритуально-символической причастности каждого к делам государства. Общественные организации являлись элементами государства, а не элементами гражданского общества. Право на все то, чем они располагали, было фактически в руках государства.
В настоящее время административной системы в ее прежнем виде не существует, однако ее следы продолжают напоминать о себе в деятельности ряда социальных институтов. В том числе сохранились и некоторые представления о функциях общественных организаций и их месте в структуре общества.
В то же время процесс трансформации российского общества сопровождается изменением роли государства и переносом центра тяжести многих воспроизводственных задач преимущественно на возрастающую активность и ответственность самих граждан, их хозяйственных, политических и иных организаций и объединений.
Кризис в экономической и политической сферах обостряет старые и способствует появлению новых социальных проблем. Государство сегодня уже отказалось от многих функций патронажа или выполняет их по-иному, хотя потребность в социозащитной деятельности сохраняется и даже расширяется. Очевидно, что система государственной социальной защиты объективно неспособна справиться с решением огромного комплекса накопившихся и постоянно возникающих новых проблем и выполнением безмерно расширяющегося объема функций, обусловленных вхождением в рынок. Кто-то должен взять на себя эти функции, однако их распределение между государством и обществом до сих пор остается неопределенным.
Новые негосударственные, ранее неизвестные, гражданские институты возникают в нашем обществе не столько в качестве естественного результата социально-экономического реформирования, сколько в качестве спонтанной реакции населения на ситуацию переходного периода.
При этом наиболее сложным и трудоемким является процесс формирования низовых, территориальных институтов социальной защиты, образуемых по инициативе и с участием самих граждан, т. е. того, что мы называем благотворительными организациями. Мотивы создания таких организаций и способы, которыми они пытаются решать свои задачи, наиболее оперативно и полно высвечивают основные проблемы и противоречия нынешнего переходного периода. Уровень развития и способы функционирования новых инициатив социальной защиты является индикатором успешности перехода к гражданским (в противовес только административно-государственным) методам социальной защиты населения.
2.Проблемы развития третьего сектора в Иркутской области
Прежде всего следует отметить, что в настоящее время существует несогласованность в рамках старой государственной системы между традиционными получателями государственной помощи и поддержки.
Оставшаяся в наследство от социализма, слегка модернизированная система учреждений социального обеспечения не в состоянии решать задачи, встающие перед обществом, находящимся на пути перехода от государственно-уравнительной к рыночно-конкурентной системе социальных отношений. Место и авторитет этих органов и учреждений в совокупности других более приоритетных сфер государственного управления, финансовые возможности, кадровое обеспечение, объем действующих учреждений инфраструктуры (ее техническое и материальное оснащение) и даже характер собираемой и обобщаемой учетно-статистической информации не соответствуют уровню и сложности процессов, порождающих различные формы социальной незащищенности населения.
Нынешняя ситуация, пока еще, обстоит таким образом, что даже многие трудоспособные и активные слои вынуждены находиться на иждивении общества, не говоря о том, что отсутствуют условия для сокращения иждивенчества тех категорий «законных» получателей помощи, которые ощущают в себе силы и способности к самообеспечению. Сегодня масштаб вынужденного, реального иждивенчества превышает производительные возможности активной трудоспособной части общества. С этим связано и большинство тех проблем, которые касаются институционального оформления новых отношений в области социальной защиты населения.
Существует также конфликт между элементами старой (административно-государственной) и новой (гражданской) системы: между группами, попадающими в новую рыночную среду рисков, и категориями, подлежавшими социальной защите в условиях социализма и претендующими на льготы в соответствии со своими заслугами.





Необходимость в социальной защите растет, а адекватной системы контроля за развитием ситуации еще не создано. Прежние институты и учреждения способны оценивать ситуацию только по подконтрольной, подчиненной им (т. е. государственной) сфере, которая сегодня не охватывает всего процесса и явно не справляется с действительными масштабами незащищенности. Многие формы незащищенности оказываются не только необеспеченными соответствующими программами и ресурсами, но и просто неучтенными.

2.1.Средства массовой информации и некоммерческие организации
Спор о том, что призваны делать средства массовой информации(СМИ) - лишь отражать общественное мнение или еще его формировать можно считать законченным. Бесспорно и то, и другое. Информация в прессе неотделима от интерпретации. Об этой же тенденции свидетельствуют социологические исследования - около половины опрошенных по-прежнему верят газетам и телевидению, столько же положительно ответило на вопрос, что не надо никакой цензуры, столько же уверены, что средства массовой информации следят за соблюдением прав и свобод граждан. Однако, чтобы быть институтом гражданского общества, СМИ нужно обратить внимание на следующие тенденции.
Областная исполнительная власть Иркутской области не является учредителем какой либо газеты, а сотрудничает со всеми общественно-политическими изданиями. Казалось бы, так решена проблема давления власти на прессу. Однако, утратив это давление, СМИ оказались под другим влиянием. За статьями стоят коммерческие интересы, часто узкогрупповые. Не идеологическая, но коммерческая зависимость вынуждают признать, что ожидания к СМИ, как к самому действенному институту гражданского общества оказались завышенными.
Другая проблема заключается в подготовке журналистов. По-прежнему считается, что стержневой дисциплиной является филология и крайне мало уделяется внимания преподаванию экономики, политики, культуры. В результате сейчас в Иркутской области очень мало политических обозревателей, журналистов с современными экономическими знаниями.
Но самой главной представляется проблема, которая заключается в том, что широкие круги общественности оказываются неосведомленными о деятельности НКО на территории области, и даже, иногда, о самом существовании подобных структур. Для того, чтобы граждане знали о работе, которая ведется общественными организациями, необходима систематическая подача информации, т.е. постоянные рубрики в газетах и теле- и радиопередачах. Естественно, здесь возникают трудности, т.к. для этого нужны большие суммы денег на оплату полос в газетах и эфирного времени, а у некоммерческого сектора постоянная проблема в недостаточном финансировании. Думается. что в этой ситуации, НКО просто не обойтись без поддержки государственной власти.
Так, в октябре 1996 г. на Радио России выходила в эфир серия передач Би-Би-Си МПМ “Третий сектор”. Серия состояла из 10 25-минутных программ, из которых можно было узнать, что такое третий сектор, зачем создаются НКО, кто такие добровольцы, как собирать деньги для НКО, какие существуют отношения между Третьим (некоммерческим), Первым (государственным) и Вторым (частным) секторами, какие законы регулируют работу третьего сектора. Ответ на эти и многие другие вопросы авторы серии попытались найти в России и Великобритании. Несомненно, эта информация была очень полезна для аудитории. Большой плюс и в том, что аудитория у Радио России многочисленна, составляет несколько миллионов человек. Но этот цикл передач закончился, а множество вопросов осталось и с течением времени возникают все новые и новые.
Еще раз подчеркну, что в данной ситуации необходимо систематическое информирование широких кругов общественности о деятельности третьего сектора в Иркутской области, постоянные рубрики, а не от случая к случаю. Только тогда, когда люди будут знать о проводимых некоммерческими организациями акциях, о результатах их деятельности, о требуемой помощи, возможно поывшение гражданского самосознания и эффективного развития гражданского общества.
В настоящее же время в Иркутской области распространение информации идет, в основном, через прессу некоммерческого сектора.
Координирующим Центром некоммерческого сектора на территории Иркутской области в распространении информации является Сибирский Центр Поддержки Общественных Инициатив (СЦПОИ).
2.2.Образование
Демократия не может функционировать без демократов, а их не будет без политического образования. Поэтому необходимо институционально обеспечить заботу о существовании граждан , чтобы каждый гражданин мог, располагая достаточной информацией, участвовать в жизни государства - не только в выборах, с полной ответственностью и обладая зрелыми суждениями, чтобы общественная жизнь была просматриваемой, открытой для всех, чтобы обладающих властью можно было заменить и чтобы уважались меньшинства.
Политическое образование возникло очень давно и было необходимо для того, чтобы люди (и прежде всего молодежь) идентифицировали себя с существующим строем. До сих пор дидактика гражданского воспитания делает упор на коллективные формы работы как наиболее эффективные с точки зрения фактора сопричастности обществу в процессе управляемой политической социализации.





Сегодня остро стоит проблема создания действенной модели гражданского воспитания, где педагоги и обучаемые, используя базу своих знаний и человеческий потенциал, привлекая ресурсы власти и бизнеса, могли бы сами решать социальные проблемы. Школы, средние специальные и высшие учебные заведения должны стать своебразным инкубатором в вопросах досуга, спорта, экологии, народных ремесел и праздников, решения проблем престарелых и инвалидов, вовлекая все новые когорты населения строительство гражданского общества не на словах, а на деле. Практика самоуправления - единственный действенный метод политического воспитания.
Лет 10-15 назад педагоги хорошо знали, что воспитательную работу с подрастающим поколением эффективнее проще всего вести через вовлечение своих подопечных в детские, юношеские и молодежные общественные организации. Благо их было много, на любой возраст , вкус и интерес : октябрятская и пионерская дружины, комсомол, КИД, ученическое общество знаний, боевая комсомольская дружина по охране природы и так далее. Благодаря деятельности этих организаций во многом, или хотя бы частично решались такие проблемы как : чем заняться в свободное время, как воздействовать на нерадивого ученика, о чем поговорить на классном часе, куда направить энергию молодых лидеров, как повысить социальную адаптацию подростков и многие другие.
Сегодняшнее поколение 7-17-летних о такой деятельности , как безвозмездная работа на благо других, как членство в общественной организации и вытекающие отсюда права и обязанности, как социальная инициатива и активная жизненная позиция чаще всего не имеют никакого понятия (за редким исключением).
Иркутское представительство Сибирского Центра Поддержки Общественных Инициатив, откликаясь на сложившуюся ситуацию, в течение августа 1997 г. организовало бесплатные консультации для представителей школ и средних специальных (технических) заведений по разработке и проведению спецкурсов, факультативов и классных часов по граждановедению и развитию некоммерческого сектора России. В продолжение развития данного направления в октябре этого года проводился семинар “Взаимодействие третьего сектора (общественных и некоммерческих организаций) и систем образования”. А в ноябре реализовалась программа “Мой город”, рамках которой проходит обучение учащихся школ, колледжей, техникумов навыкам общественной работы, затем ребята будут разрабатывать и реализовывать самостоятельные добровольческие проекты. Цель программы - развитие социальной активности учащейся молодежи и подростков.
Сибирский Центр Поддержки Общественных Инициатив проводит консультации по вопросам обучения, связанным с деятельностью некоммерческого сектора, для работников школ, профтехучилищ, техникумов (колледжей) и вузов. Даются рекомендации по составлению учебных планов и выдаются методические материалы по различным темам (что такое НКО, привлечение добровольцев в НКО, управление общественными организациями и другие). Также решено проводить специальные уроки в школах и занятия в вузах, где выступят активисты общественного движения и расскажут о своих и других некоммерческих организациях.
Культурный центр ИрГТУ и Байкальский региональный Союз женщин “Ангара” готовит создание элективного курса по финансовоиму развитию и привлечению добровольцев в НКО для студентов 3-го курса ИрГТУ, созданию методического центра подготовки специалистов по финансовому развитию и привлечению добровольцев, включению курса в учебные планы других учебных заведений области.

2.3.Добровольческое движение
2.3.1.Привлечение добровольцев
Важнейшим отличительным признаком добровольчества является социальная значимость работы, которую делают добровольцы.
Добровольчество - это возможность человеку почувствовать себя гражданином. Ведь глобальные изменения в окружающей нас жизни могут начаться с малого поступка.
Сегодня добровольчество сравнительно новая идея, неоднозначно воспринимаемая в обществе. Это уникальная для человека возможность совместить удовлетворение своих личных и социальных потребностей.
Для чего общественная организация старается привлечь в работу добровольцев? Чем добровольцы помогают организации помимо выполнения конкретной работы? Важно, что общественная поддержка положительно влияет на имидж организации, подчеркивает ее социальную значимость. С привлечением добровольцев решается часть финансовых проблем организации, увеличивается круг общения, организация получает новые интеллектуальные ресурсы, профессиональные и консультационные услуги, новые материальные ресурсы. Также появляются новые постоянные члены и сотрудники организации из числа добровольцев. Большое преимущество заключается в том, что привлекается внимание общественности к проблемам, которые решает организация и в некоторой степени решаются социальные проблемы(например, привлекая молодежь, происходит профилактика подростковой преступности).
Теперь рассмотрим вопрос, который непонятен многим, - почему же люди приходят в общественную организацию, хотят работать в качестве добровольцев?
Мотивация - то, что толкает нас совершить какое-либо действие в соответствии с возникшей потребностью. Благодаря влиянию мотиваций, один человек тратит огромное количество времени и сил на самоутверждение, а другой на личное самосохранение. Мотивации располагаются в иерархической значимости.





Пирамида Маслоу устроена по следующему принципу :
наиболее сильные мотивы, которые руководят действиями человека, находятся в ее основании. Например, если человеку не хватает воздуха, он готов рисковать жизнью. И вопросы личного престижа в этот момент его не волнуют. Но по мере удовлетворения очередной потребности на первый план выходит следующая. На формирование потребностей и движение мотивов человека большое влияние оказывает социальная среда, в которой он находится.
В иерархии мотивов Маслоу существует такой фактор как самовыражение. Одним из аспектов самовыражения является альтруизм. Альтруизм широко распространен в добровольческой деятельности. Особенно он характерен для людей старшего возраста, обладающих богатым жизненным опытом. Они могут видеть в нем смысл своей жизни. Но процесс урбанизации замещает этот мотив другими, направленными на достижение в первую очередь личного благополучия.
У молодежи одной из ведущих потребностей является потребность социализации. Также очень сильны мотивы, связанные с получением новых навыков, рекомендаций для приема на оплачиваемую работу, т.к. работодатели предпочитают принимать людей, уже имеющих какой-либо трудовой опыт.
Вот некоторые мотивы, побудившие людей участвовать в работе общественных организаций на добровольной основе :
быть социально полезным 34.9%
способствовать изменениям в обществе 19.6%
самореализация 14.2%
поиск единомышленников 14.2%
из чувства долга за полученную в прошлом помощь 7.4%
интересно провести досуг 5.8%
решить собственные проблемы 3.9%

Набор добровольцев достаточно ответственный шаг. Набор происходит в три этапа : планирование, информирование и отбор. Планирование включает в себя анализ потребности в добровольцах, определение и описание фронта конкретной работы, анализ требуемых характеристик добровольца в соответствии с заявленной работой, определение стратегии и тактики набора, определение времени, необходимого на процесс набора, назначение ответственных за каждый участок работы. Информирование проходит через средства массовой информации, работа с целевой аудиторией, работа с населением, работа с организациями. Отбор осуществляется посредством собеседования, наблюдением, анкетированием. С каждым человеком, прошедшим этап отбора, заключается договор (Приложение 1).

2.3.2.Межрегиональный семинар «Развитие добровольческого движения в Сибири»
5-7 ноября 1997года Сибирским Центром Поддержки Общественных Инициатив в Новосибирске был организован межрегиональный семинар «Развитие добровольчества в Сибири». Цель его заключалась в создании реальных планов по развитию добровольчества в крупных городах Сибири и Забайкалья. Участники семинара представляли НКО, имеющие опыт с добровольцами и проведении акций с привлечением добровольцев. В качестве ведущего выступал вице-президент фонда «Points of Light», президент IAVE (International Association Volunteer Effort) - Кенн Аллен.
При подведении итогов семинара выявились актуальность и своевременность обсуждавшихся проблем. Развитие ситуации в Сибири показывает, что некоммерческие организации уже обладают необходимыми базовыми знаниями и контактами, позволяющими проводить им свою политику. Но пока все это находится на начальном этапе развития. Происходит некий дисбаланс в развскачать dle 11.0фильмы бесплатно
загрузка...

Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.