» » » Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел военными судами

Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел военными судами


...



Низкий уровень воинской дисциплины, нарушение уставного порядка, упущения в организации службы войск - это те негативные факторы, которые несовместимы с задачами, решаемыми ВС. Беспорядок, нарушение уставных правил взаимоотношений должны встречать всеобщее порицание, с ними надо бороться всеми законными методами, средствами, в том числе путем привлечения виновных к дисциплинарной и уголовной ответственности. Таким образом, воинский правопорядок является основой воинской службы необходимой предпосылкой укрепления боевой готовности войск. Исключить беззаконие и случаи искривления дисциплинарной практики - задача первостепенной важности. Наиболее острым с точки зрения правовых последствий является применение военно-уголовного законодательства, представляющего собой специфическую часть уголовного законодательства.
Военно-уголовное законодательство имеет своей непосредственной задачей охрану от преступных посягательств, боеспособности и боевой готовности ВС, воинских служебных отношений порядка несения военной службы, воинской дисциплины. К военно-уголовному законодательству относится Уголовный кодекс РК, касающийся уголовных наказаний, применяемых только к военнослужащим. Уголовный кодекс об уголовной ответственности за воинские преступления определяет, какие нарушения дисциплины и воинского порядка являются преступными, какие наказания следует применять к виновным.
Таким образом уголовный кодекс имеет с одной стороны, важное воспитательное и предупредительное значение, а с другой стороны позволяет командирам и органам военной юстиции вести активную борьбу с воинскими преступлениями строго в рамках законности. Военно-уголовный закон исходит из определенных в основах уголовного законодательства понятий преступления, вины, цели и задач наказания. Уголовное законодательство не предусматривает особой системы воинских наказаний. Военнослужащим, виновным в совершении преступлений, применяется в основном такие же наказания, как и гражданским лицам. Порядок их назначения и исполнения определяется нормами уголовного, уголовно-процессуального законодательства, исправительно-трудового законодательства.
На военнослужащих, совершивших воинские преступления, распространяются общие положения об отсрочках исполнения приговора, погашения и снятия судимости и др. Вместе с тем закон об уголовной ответственности за воинские преступления имеет определенные специфические особенности. Прежде всего в нем четко определяется объект преступного посягательства - это военно-служебные отношения. Воинскими признаются только те преступления против установленного порядка несения воинской службы, которые совершены военнослужащими, а также военнообязанными при прохождении последними учебных или проверочных сборов и приравненными к ним лицам. Все остальные подлежат ответственности по статьям закона лишь в случаях, когда они являются соучастниками воинского преступления.
Указом Президента РК имеющим силу закона "О прокуратуре Республики Казахстан" от 21.12.1995 г. в главе 5 "Представительство интересов государства в суде" в ст. ст. 30, 31, 32, 33 четко определены законом обязанности прокуратуры по надзору за исполнением законов при рассмотрении дел в суде. Одна из особенностей надзора заключается в том, что он осуществляется наряду и одновременно с судебным надзором вышестоящего суда за судебной деятельностью нижестоящих судов.
Прокурор способствует осуществлению цели правосудия и задач суда при строгом соблюдении принципа независимости судей и подчинении их только закону. Осуществляя надзор, прокурор содействует всестороннему, полному, объективному и своевременному исследованию обстоятельств преступления, вынесению судом единственно правильного, законного и обоснованного решения, его своевременному обращению к исполнению. Для осуществления возложенных на него задач прокурор наделен соответствующими полномочиями. Он участвует в распорядительном заседании суда, в судебном разбирательстве дел во всех инстанциях, дает заключения по вопросам, возникающим при рассмотрении дел, поддерживает перед судом государственное обвинение по уголовным делам, а при наличии оснований отказывается от обвинения, опротестовывает незаконные, необоснованные решения, приговоры, определения и постановления суда, проверяет законность обращения к исполнению решений, приговоров, определений и постановлений суда, опротестовывает незаконные действия судебного исполнителя. Прокурор вправе в пределах своей компетенции истребовать из суда любое дело или категорию дел, по которым решения, приговор, определение или постановление вступили в законную силу.
Участие прокурора в рассмотрении дел судом первой инстанции отличается своеобразием, поскольку наряду с надзором за законностью он выполняет и функцию государственного обвинения от имени государства. В приказах Генерального прокурора РК четко определены категории дел, в рассмотрении которых прокуроры обязаны участвовать. Прокурор обязан в кассационные сроки проверять законность и обоснованность приговоров по делам, законность и обоснованность определений о возвращении дел, рассмотренных без его участия, на дополнительное расследование, принимать меры к повышению качества кассационных протестов, давать заключения в суде второй инстанции, как правило по всем делам, с учетом доводов кассационных жалоб. Своим участием в судебном разбирательстве при разрешении уголовных дел прокурор помогает суду глубоко и всесторонне исследовать все обстоятельства преступления, установить вину подсудимого, дать правильную юридическую оценку преступлению и назначить справедливое, основанное на законе наказание.





Надзор прокурора не завершается с принятием судом решения по существу уголовного дела. Право принесения кассационных и частных протестов на незаконные и необоснованные решения, приговоры, определения и постановления принадлежат прокурору и его заместителю, независимо от их участия в разбирательстве дела первой инстанции. Помощники прокурора, прокуроры, управлений и отделов могут приносить протесты только по делам в рассмотрении которых они участвовали. Право принесения протеста по судебному делу в Верховный Суд РК принадлежит Генеральному прокурору РК. Прокурор участвует в заседании суда второй инстанции, где поддерживает протест или дает заключение по кассационной жалобе осужденного или потерпевшего. Протест на решение приговора, определение и постановление суда может быть отозван прокурором принесшим протест или вышестоящим прокурором до начала рассмотрения протеста судом.
Основные акты рассматриваемого направления прокурорского надзора:
а) заявления;
б) ходатайства;
в) заключения;
г) протест;
д) представления.
При наличии данных, свидетельствующих о явном нарушении закона, прокурор вправе одновременно с истребованием уголовного дела приостановить исполнения приговора, определения, постановления вступивших в законную силу еще до их опротестования на срок не свыше трех месяцев ( ст. 365 УПК РК).

1 ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ
УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ВОЕННЫХ СУДАХ


1.1 Прокурорский надзор в судах по делам в пределах действия уголовного закона. Обстоятельства исключающие общественную опасность и стадии преступной деятельности.


Часть 2 ст.4 УК РК гласит: "При рассмотрении судами РК дел о преступления, совершенных на территории других союзных республик (суверенных государств) в соответствии со ст. 4 Основ уголовного законодательства применяются уголовные законы, действующие в месте совершения преступления".
Так военным судом Тимофеев осужден по ст. ст. 76-4 ч.3, 148 УК РК. Он признан виновным в том, что находясь на уборке урожая в Харьковской области в должности начальника финансового довольствия автомобильной роты присвоил 46 тыс. карбованцев и в целях сокрытия этого хищения подделал в раздаточных ведомостях подписи военнослужащих, которым предназначалось денежное вознаграждение. Военный прокурор принес кассационный протест в котором просил приговор в отношении Тимофеева изменить: переквалифицировать его действия со ст. ст. 74-4 ч.3, 148 УК РК на ст. ст. 84 ч.3, 172 УК Республики Украина по следующим основаниям. Предварительным следствием и судом установлено, что Тимофеев совершил преступление на территории Республики Украина, а поэтому содеянное им следует квалифицировать по уголовному кодексу Республики Украина, а не по УК РК. Военный суд удовлетворил протест.
Квалификация преступления по закону, действующему не в месте совершения преступления, а в месте жительства виновного влечет за собой назначение более строго наказания. Рассмотрим это на примере: так военным судом N-ского гарнизона Стекольщиков осужден по ст. ст. 233 п. "в", 76-3 ч.2 п. "б" УК РК, по ст. 233 п. "в" к 4 годам лишения свободы, по ст. 76-3 ч.2 к 3 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений к 5 годам лишения свободы с содержанием в колонии усиленного режима. Он признан виновным в том, что проходя службу самовольно оставил место службы и уехал в г. Харьков, где пьянствовал, встречался с гражданкой Овчинниковой, которой затем предложил вступить с ним в брак. Когда Овчинникова согласилась на это, он обманным путем взял у нее 15 тыс. рублей и пропил их. Через несколько дней таким же путем взял еще 6 тыс. руб., оставив Овчинникову с детьми без денег. В часть Стекольщиков возвратился лишь через 50 суток.
Главный военный прокурор принес протест в военную коллегию Верховного суда РК, в котором просил приговор в отношении Стекольщикова в части осуждения его по ст. 76-3 ч.2 УК РК изменить ввиду неправильного применения закона. В протесте указывалось, что мошенничество Стекольщиков совершил на территории Республики Украина. В соответствии со ст. 4 УК РК лицо, совершившее преступление, подлежит ответственности по уголовным законам, действующим в месте совершения преступления. В связи с этим и учитывая, что Стекольщиков завладев мошенническим путем деньгами Овчинниковой повторно, его действия подлежат квалификации по ст. 143 УК Республики Украина. Санкция этой статьи предусматривает менее строгое наказание, чем санкция ст. 76-3 ч.2 УК РК, по которой осужден виновный. В связи с этим в протесте предлагалось переквалифицировать содеянное Стекольщиковым со ст. 76-3 ч.2 на ст. 143 ч.2 УК Республики Украина и считать его осужденным его по этой статье к 2 годам лишения свободы. В остальной части приговор оставить без изменения. Протест был удовлетворен.
ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ОБЩЕСТВЕННУЮ ОПАСНОСТЬ ДЕЯНИЯ.
Лишение жизни при защите от нападения, угрожавшего жизни потерпевшего, не образует состава преступления. Рассмотрим это на примере. Так, военным судом гарнизона Лепилов осужден на основании статьи 90 УК РК к двум годам лишения свободы. Он был признан виновным в убийстве рядового Толмачева, совершенном при превышении пределов необходимой обороны. Толмачев и Макеев, находившиеся в нетрезвом состоянии, догнали возвращавшихся из кинотеатра Лепилова и его жену. Толмачев оскорбил Лепилову, а когда последняя нанесла ему ответное оскорбление, то он и Макеев бросились преследовать Лепиловых. Догнав Лепилову, толмачев ударил её кулаком по лицу и вместе с Макеевым стали угрожать ей дальнейшим избиением. Лепилов, вытащив из кармана охотничий нож, стал защищать жену, схватил Толмачева за шинель и оттащил его от нее. В ответ на это Толмачев набросился на Лепилова, обхватил его руками, а Макеев в это время зашел сзади. Защищаясь от группового нападения, Лепилов нанес Толмачеву удар ножом в верхнюю часть бедра, причинив тяжкое телесное повреждение, от которого он умер через 35 минут. По заключению судебно-медицинского эксперта смерть Толмачева наступила от ранения левого бедра, сопровождавшегося значительной потерей крови вследствие повреждения бедренной артерии и вены.





Определением военного суда войск действия Лепилова переквалифицированы со статьи 90 на статью 96 УК РК, и наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 1 год с направлением в дисциплинарный батальон. Главный военный прокурор принес протест, в котором просил приговор и определение в отношении Лепилова отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления по следующим основаниям. Признавая Лепилова виновным ы убийстве Толмачева, совершенном при превышении пределов необходимой обороны, суд в приговоре указал, что осужденный "прибегнул к защите такими средствами и методами, применение которых явно не вызывалось ни характером нападения, ни реальной обстановкой", поскольку Толмачев и Макеев оружия не имели. Этот вывод суда является необоснованным, так как материалами дела доказано, что Лепилов, отражая нападение, находился в состоянии душевного волнения, вызванного нападением на него и его беременную жену и поэтому не мог точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. Указанных военнослужащих Лепилов не знал и об их намерениях осведомлен не был. Не желая связываться с пьяными хулиганами, он и его жена вначале пытались скрыться от них и звали на помощь граждан, однако помощи им никто не оказал. Им неизвестно было, что Толмачев и Макеев не имели при себе оружия. Убедиться же в этом до нанесения ножевого ранения Толмачеву Лепилов не имел возможности, так как во ремя нападения на него на улице было темно, и при этом один из нападавших находился сзади него. Нож Лепилов применил лишь после того, как Толмачев набросился непосредственно на него, а Макеев стал обходить его сзади. В последствии, увидев, что у нападавших нет оружия, Лепилов не только не стал применять нож, а наоборот, по требованию Макеева передал его вышедшей из дома гражданке и стал оказывать помощь Толмачеву. Таким образом, анализ имеющихся в деле материалов в их совокупности дает основания сделать вывод, что Лепилов отражая нападение Толмачева действовал правомерно в состоянии необходимой обороны и в соответствии со ст. 13 УК РК не должен нести ответственности за содеянное. Протест был удовлетворен. 
СТАДИИ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.
Если лицо осознает реальную возможность довести преступление до конца, то отказ от него должен быть признан добровольным. Установление института добровольного отказа - одно из ярких проявлений гуманизма, свойственного уголовному праву. Его основное назначение состоит в том, чтобы предупредить причинение реального вреда и дать возможность лицу, уже начавшему преступление, в случае добровольного недоведения его до конца не понести наказания за совершенное деяние. В рассмотренном примере мотивом, которым руководствуется лицо, добровольно прекращая начатое преступление, явилось осознание опасности совершаемого из жалости к потерпевшему, страх перед возможным наказанием. Отказ был связан с собственной инициативой лица. Добровольный отказ возможен только до окончания преступления.
Так, рядовой Дудин, встретив в вечернее время на одной из улиц города Алматы гражданку М. повалил её на снег, рукой зажал рот и пытался с ней совершить половой акт. Потерпевшая просила не трогать её, а затем стала отталкивать Дудина от себя, пыталась кричать, укусила его за палец руки, которой он закрывал ей рот, в связи с чем Дудин дважды сильно ударил М. кулаком по голове, и она на короткое время потеряла сознание. После этого Дудин поднялся на ноги и скрылся с места происшествия.
Оценивая содеянное Дудиным, органы предварительно следствия пришли к выводу, что Дудин добровольно отказался от доведения до конца своего преступного намерения изнасиловать М., в связи с чем совершенное им преступление квалифицировали по ст. 200 ч. 2 УК РК, как злостное хулиганство, отличающееся по своему содержанию исключительным цинизмом и особой дерзостью. Рассмотрев дело в распорядительном заседании военный суд переквалифицировал действия Дудина на ст. 97 УК РК, предусматривающую ответственность за умышленное нанесение легких телесных повреждений. На это определение военный прокурор принес частный протест, в котором ставился вопрос об отмене определения и возвращении дела на новое судебное рассмотрение. Рассмотрев частный протест, военный суд войск определение распорядительного заседания отменил и дело направил на дополнительно расследование для предъявления Дудину обвинения по статье 15, и ст. 101 ч.1 УК РК. Свое решение суд мотивировал тем, что Дудин не смог довести до конца свое намерение только потому, что М. упорно сопротивлялась и, обороняясь, нанесла ему очень болезненный укус за ноготь пальца. В связи с этим, по мнению суда войск, отказ был вызван невозможностью дальнейших действий вследствие причин, возникших помимо воли Дудина и поэтому не может быть признан добровольным. Находя судебные решения в отношении Дудина неправильными, Главный военный прокурор опротестовал их по следующим основаниям. Вывод суда второй инстанции о том, что отказаться от изнасилования М. Дудина заставило не его личное волеизъявление, а упорное сопротивление потерпевшей и нанесенный ему "очень болезненный укус за ноготь пальца" опровергается показаниями Дудина и другими материалами дела. Сам Дудин показал, что свое намерение изнасиловать потерпевшую мог бы довести до конца, так как окружающая обстановка сделать это позволяла, никто ему не мешал, и сопротивление потерпевшей он сумел бы сломить. Но после того, как потерпевшая укусила его, и он почувствовал боль, это как бы отрезвило его и ему стало её жалко. Эти мысли остановили его. Тем более, когда Дудин ударил М. она на некоторое время потеряла сознание и Дудин мог бы осуществить бы свое намерение до конца, но добровольно отказался от него. В ст. 16 УК РК (п. 1.2) четко сказано, что лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления. Значит совершенные им действия прямо предусмотрены ст. 200 ч2. УК РК, по которой он подлежит преданию суду. Военная коллегия Верховного суда РК протест удовлетворила, судебные решения в отношении Дудина отменила и дело направила на новое рассмотрение со стадии предания суду.





1.2 Надзор за законностью при рассмотрении дел о соучастии и по вопросам назначения наказания


Соучастие - самостоятельный институт Общей части уголовного права, устанавливающий основания и пределы ответственности за особую форму общественно-опасного деяния. В случае соучастия общественная опасность преступления при определенных условиях повышается, отягчающими обстоятельствами признаются совершение преступления организованной группой и привлечение несовершеннолетних к участию в преступлению.
Определение соучастия включает три специфических признака:
а) участие в преступлении двух или более лиц;
б) совместность их деятельности;
в) совместность их умысла.
Только при наличии всех этих признаков общественно опасное деяние признается совершенным соучастием. Обязательный объективный признак соучастия - это совместное участие двух или более лиц в совершении преступления. Понятие совместности совершения преступления включает:
а) взаимную обусловленность преступных деяний двух или более лиц;
б) единый для них преступный результат;
в) причинную связь между деянием каждого соучастия и преступным результатом.
Под взаимной обусловленностью преступных деяний понимается такая объективная связь между ними, при которой деяния одного соучастника создают возможность деяниям другого. Взаимная обусловленность преступных деяний приводит к тому, что преступный результат становится общим для соучастников. Наиболее выразительный элемент совместности совершения преступления - причинная связь между деянием каждого соучастника и общим для соучастия преступным результатом. Причинная связь в данном случае означает такую объективную зависимость между рассматриваемым явлением, при котором деяния любого соучастника по времени предшествуют наступлению преступного результата и вызывают этот результат. Из указанной связи по времени вытекает, что виновный может включиться в замышляемую или начатую совместную деятельность и тем самым стать соучастником только на стадиях предварительной преступной деятельности или в процессе окончания преступления, но до его завершения.
Укрывательство преступника, орудий и средств совершения преступления, а равно его следов и предметов, добытых преступным путем, в процессе совершения преступления является соучастием в форме пособничества.
Рассмотрим это на примере. Так, по приговору военного суда Белов и Воронов осуждены на основании ст. 132 ч.2 УК РК, а Гордовский оправдан в предъявленном ему обвинении по этой же статье за отсутствием в его действиях состава преступления. Белов и Воронов признаны виновными в том, что они, взломав замок, проникли в дом гражданина Аргынбаева, топором разбили сундук и похитили из него различные вещи стоимостью 600 рублей. Гордовскому было предъявлено обвинение в том, что они, взломав замок проникли в дом гражданина Аргынбаева, топором разбили сундук и похитили из него различные вещи стоимостью около 600 рублей. Гордовскому было предъявлено обвинение в том, что он, находясь во время совершения кражи около дома Аргынбаева, принял от Воронова чемодан с похищенными вещами и понес его в степь. Однако, увидев, что жители поселка задержали Белова и Воронова, бросил чемодан и пытался на попутной машине уехать в свою часть, но был задержан работниками милиции. Суд признал недоказанным наличие между Беловым, Вороновым и Гордовским предварительного сговора на хищение и усмотрел в действиях Гордовского лишь признаки заранее необещанного укрывательства похищенного имущества, которое при квалификации действий исполнителем преступления по ст. 132 ч.2 УК РК не является уголовно наказуемым. В кассационном протесте военного прокурора предлагалось приговор о отношении Гордовского отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.
Гордовский, Белов и Воронов действительно не дали показаний о наличии между ними предварительно сговора на совместное хищение личного имущества из дома Аргынбаева. Однако при решении этого вопроса суд исходил лишь из формальных оснований и не учел объективных обстоятельств события преступления, свидетельствующих о совместном и согласованном характере действий Гордовского, Белова и Воронова в момент хищения. Материалами дела установлено, что Гордовский пришел к дому Аргынбаева вместе с Беловым и Вороновым и в момент совершения ими кражи находился около калитки ограды. Чемодан с похищенными вещами он принял от Воронова на крыльце и вынес его со двора непосредственно в процессе совершения Беловым и Вороновым преступления. После передачи Гордовскому чемодана Воронов возвратился в комнату и вместе с Беловым похитил ещё ряд вещей. Поскольку Гордовский лично принимал участие в изъятии имущества из дома Аргынбаева, он является исполнителем группового хищения личной собственности граждан. Наряду с ошибочной оценкой доказательств и характера совершенных Гордовским действий военный суд неправильно разрешил вопрос об ответственности Гордовского за заранее не обещанное укрывательство.
Укрывательство преступника, орудия и средств совершения преступления, а равно его следов и предметов, добытых преступным путем в процессе совершения преступления является соучастием в форме пособничества (ст. 17 УПК РК). За ранее же не обещанное укрывательство может иметь место лишь после совершения преступления. Поэтому вывод суда в приговоре о том, что в действия Гордовского, принявшего чемодан с похищенными вещами в момент совершения кражи, усматривается лишь заранее не обещанное укрывательство, противоречит требованиям закона. Военная коллегия Верховного Суда РК удовлетворила протест.





Особенность причинения преступного результата при соучастии заключается в том, что этот результат вызывается усилиями всех соучастников. Доли соучастников совместно причиняемом могут оказаться различными, но деяния каждого из них должно быть одной из причин общего результата. Обязательный субъективный признак соучастия - умысел. В ст. 17 УК РК этот признак выражен указанием на "умышленное совместное" совершение преступления при соучастии. В рассмотренном примере действия Гордовского выразились в пособничестве, то есть Гордовский содействовал в совершении преступлении. По объективным признакам пособничество в действиях Гордовского подразделяется на физическое, выразившееся в действии. Умысел Гордовского включал:
а) сознание фактических обстоятельств преступления, совершаемого при его содействии;
б) сознание того, что он оказывает содействие определенному соучастнику;
в) предвидение общего преступного результата;
г) желание или сознательное допущение наступления этого результата.
Наказание - это особая мера государственного принуждения, применяемая на основе уголовного закона судом к лицам, виновным в совершении преступлений, в целях их исправления и перевоспитания, а также предупреждения совершения новых преступлений, как самим осужденным, так и иными лицами. Наказание обладает рядом признаков. Наказание носит публичный характер, то есть исключительное право государства. Вступивший в законную силу приговор обязателен для всех государственных и общественных учреждений, предприятий и организаций, должностных лиц и граждан и подлежит исполнению на всей территории РК. Виновный ни при каких обстоятельствах не может быть подвержен наказанию, которое выходит за максимальные пределы санкции статьи, предусматривающей совершенное им преступление. Лишь в исключительных случаях наказание может быть назначено ниже низшего предела или более мягкое, чем предусмотрено законом за конкретное преступление. Наказание представляет собой правовую оценку совершенного преступления и личности преступника. Наказание должно назначаться с учетом характера и степени общественного характера и степени общественной опасности совершенного преступления.
Характер деяния и степень его общественной опасности раскрываются путем анализа элементов состава преступления.
Требование учитывать степень общественной опасности совершенного преступления означает, что назначаемое наказание должно ставиться в зависимость от размера причиняемого преступлением вреда, от формы вины, мотива и цели, способа средств и других элементов объективной стороны преступления и от распространенности деяния. Характер и степень общественной опасности преступления оценивается судом в их неразрывной взаимосвязи, так как от характера преступления во многом зависит его общественная опасность. Наказание должно назначаться с учетом личности виновного. Юридические признаки виновного (возраст, вменяемость, признаки специального субъекта) входят в состав преступления и учитываются законодателем при построении санкций. При назначении наказания учитываются социальные и психологические качества подсудимого. Первые из них означают отношение лица к труду, к законам и другим правовым актам, к выполнению общественных функций, его образование, воспитание и провинности перед обществом. Второе - характер, способности, волю и тому подобные свойства личности. Наказание должно назначаться с учетом обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность.
Статья 35, 36 УК РК учитывают смягчающие и отягчающие обстоятельства. Закон не допускает одностороннего выявления смягчающих или отягчающих обстоятельств, а равно учета только части их при назначении наказания. Сколько бы ни было смягчающих или отягчающих обстоятельств, все они подлежат судебной оценке. Влияние смягчающих и отягчающих обстоятельств на избранную меру наказания определяется путем сопоставления значимости, с одной стороны смягчающих, с другой - отягчающих обстоятельств.
Последовательное соблюдение общих начал назначения наказания - непременное условие заложенных в праве принципов законности, гуманизма, индивидуализации ответственности. Смягчающими обстоятельствами называются выходящие за пределы состава преступления объективные и субъективные признаки деяния, а также данные о личности виновного, снижающие общественную опасность конкретного преступления, указанные в ст. 35 УК РК. Отягчающими обстоятельствами называются выходящие за пределы состава преступления объективные и субъективные признаки деяния, а также данные о личности виновного, повышающие общественную опасность конкретного преступления (ст. 36 УК РК).
Рассмотрим это на примере. Военным судом гарнизона рядовой Бабинцев на основании ст. 93 ч.1 УК РК осужден к четырем годам лишения свободы. Он признан виновным в том, что на почве мести за доклад командиру о нарушении воинской дисциплины нанес рядовому Чиркину ножевое ранение в живот, причинив тяжкое телесное повреждение, опасное для жизни. Определением военного суда войск приговор оставлен без изменения. Главный военный прокурор принес протест, в котором просил судебное решение в отношении Бабинцева отменить за мягкостью ему наказания и дело направить на новое судебное исполнение. В протесте указывалось, что при вынесении приговора суд в достаточной степени не учел тяжесть совершенного Бабинцевым преступления и личность виновного. Преступные действия Бабинцева представляют повышенную общественную опасность, умышленно нанес тяжкое телесное повреждение потерпевшему за то, что тот, выполняя свой воинский долг, доложил о нарушении им воинской дисциплины. Командованием Бабинцев характеризуется как злостный нарушитель воинской дисциплины, поощрений по службе не имел, а наказывался шесть раз. До призыва в армию он уже был судим за злостное хулиганство к лишению свободы. Военная коллегия Верховного суда РК протест удовлетворила. Приговор был отменен, поскольку он вынесен без должного учета общественной опасности совершенного преступления и личности виновного.





Рассмотрим пример, когда приговор был отменен ввиду мягкости назначенного осужденному наказания. Так, по приговору военного суда, оставленному без изменения военным судом флота, Попов, Кондратьев, Полупанов и Коваленко осуждены на основании ст. 15 и ст. 76 ч.2 п. "в" УК РК к лишению свободы: Попов и Кондратьев - сроком на 3 года каждый, а Полупанов и Коваленко - на 2 года каждый с направлением в дисциплинарный батальон. Они признаны виновными в том, что по предварительной договоренности пытались совершить хищение денег из сейфа бухгалтерии Управления санитарно-технических работ, полагая, что там находится около 300 тысяч тенге. Готовясь к совершению хищения, Кондратьев изготовил ключ к замку помещения бухгалтерии, а Попов подобрал ключи к инструментальной кладовой, где хранились дрели и сверла к ним. В ночь совершения преступления они открыли инструментальную кладовую, взяли электродрель, четыре сверла и отрезок шнура, а затем перелезли через забор на территорию Управления. Попов остался у забора, Полупанов - у входа в помещение бухгалтерии для наблюдения, а Кондратьев и Коваленко, открыв дверь бухгалтерии, вошли в помещение. Включив дрель в электросеть, Кондратьев, Коваленко, а затем присоединившийся к ним Полупанов в течение более двух часов пытались путем сверления отверстий в дверце сейфа нарушить засов и открыть сейф, но сделать это им не удалось. Заметив сигнал Попова об опасности преступники оставили помещение и убежали. В сейфе, который пытались вскрыть Попов, Кондратьев, Полупанов и Коваленко действительно за несколько дней до этого хранилось около 350 тысяч тенге. Главным военным прокурором был принесен протест, в котором просил об отмене приговора и определения по следующим основаниям.
Применяя ст. 39 УК РК Основ уголовного законодательства, военный суд сослался в приговоре на признание осужденными своей вины, осознание содеянного и на отсутствие тяжких последствий. Между тем, в данном случае эти обстоятельства не давали основания для определения осужденным столь мягких мер наказания. Попов, Кондратьев, Полупанов и Коваленко представляли собой организованную воровскую группу, действовавшую с применение технических средств и намеревавшихся похитить значительную сумму денег. Свое намерение они не довели до конца по независящим от них обстоятельствам. При назначении наказания суд не учел также, что все осужденные, кроме Полупанова в прошлом уже совершали преступления и были осуждены, причем Попов - судим дважды. За время военной службы все осужденные характеризовались отрицательно, как злостные нарушители дисциплины. Военная коллегия удовлетворила протест. При новом рассмотрении дела Кондратьев осужден к лишению свободы сроком на 6 лет, Попов - на 5 лет, а Полупанов и Коваленко - сроком на 4 года.
В виде исключения, могут встретиться случаи, когда минимальный предел санкций оказывается чрезмерно суровым. Исключительными признаются указанные и неуказанные в закон смягчающие обстоятельства, значительно снижающие общественную опасность деяния и личность виновного. Для снижения наказания ниже низшего предела требуются двоякого рода исключительные обстоятельства; объективные и субъективные. В своей совокупности они должны показать, что совершенное деяние и личность виновного представляют собой исключение в ряду событий, являются менее опасными, чем другие преступления данного вида. Относительно деяния это могут быть данные о небольшом размере причиненного ущерба, о значительно меньшей опасности личности могут свидетельствовать активные действия по возмещению причиненного ущерба, чистосердечное раскаяние, способствование раскрытию преступления. Так, военным судом рядовой Жакишев был приговорен по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 177 УК РК и ст. 236 п. "а" УК РК, к трем годам лишения свободы. Жакишев признан виновным в подделке документов и уклонении от несения обязанностей воинской службы путем подлога документов, совершенных при следующих обстоятельствах. На протяжении длительного времени для себя и других военнослужащих он изготовлял подложные телеграммы о болезни или смерти родственников, на основании которых командование части предоставляло им отпуска с выездом к месту жительства родственников. Пять телеграмм Жакишев подделал путем перевода на чистые бланки через копировальную бумагу оттиска штемпеля почтового отделения. Затем изготовил поддельную мастичную печать для телеграмм того же почтового отделения и поставил оттиски этой печати еще на 20 чистых бланков, которые затем заполнялись им или другими военнослужащими. На основании изготовленных Жакишевым фиктивных телеграмм краткосрочные отпуска предоставлялись ему самому два раза сроком на 23 дня, рядовому Ляпину два раза и одиннадцати военнослужащим по одному разу сроком от 10 до 23 дней. Военный суд войск, рассмотрев дело по кассационной жалобе осужденного приговор изменил: применил к Жакишеву статьи 39, 30 УК РК и снизил ему наказание до двух лет лишения свободы с направлением в дисциплинарный батальон. При этом суд второй инстанции сослался в своем определении на то, что осужденный дал правдивые показания о совершенных преступлениях, чем способствовал раскрытию всех его общественно-опасных деяний, что на военной службе он уже два года, отлично знает свою специальность, является исполнительным рядовым и имеет 9 поощрений.





Считая определение суда неправильным, Главный военный прокурор опротестовал его по следующим основаниям. Перечисленные в кассационном определении обстоятельства не являются исключительными. Вывод суда о том, что осужденному назначено чрезмерно суровое наказание является не обоснованным, поскольку Жакишев совершил опасные преступления, сам дважды уклонялся от несения обязанности военной службы и способствовал уклонению от военной службы 18 другим военнослужащим. По службе он характеризовался как недостаточно дисциплинированный солдат, допускавший грубые нарушения воинской дисциплины: распивал спиртные напитки в расположении части, плохо нес караульную службу, совершал самовольные отлучки. В связи с этим в протесте ставился вопрос об отмене определения военного суда в отношении Жакишева и в направлении дела на новое кассационное рассмотрение. Протест был удовлетворен.
Ст. 35 УК РК гласит: "Чистосердечное раскаяние или явка с повинной понижают уголовную ответственность". Они свидетельствуют о пониженной степени общественной опасности лица, о начале его перевоспитания и исправления. Чистосердечное раскаяние - это глубокое внутреннее сожаление, искреннее признание своей вины, понимание общественной вредности деяния. Однако чистосердечное раскаяние нельзя сводить только к признанию вины. Смягчающее значение имеет не признание вины, а чистосердечное раскаяние. С чистосердечным раскаянием тесно связана явка с повинной ( то есть добровольный приход в органы государственной власти и откровенный рассказ о совершенном преступлении) может говорить о чистосердечном раскаянии. Примеров тому служит следующее уголовное дело.
По приговору военного суда, оставленному без изменения военным судом войск, осужденный по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 242 п. "а", 203 ч.2 УК РК лишению свободы в ИТК общего режима Донченко сроком на 4 года и 6 месяцев и Косяков сроком на 3 года и 6 месяцев. Осужденные признаны виновными в том, что неся службу в составе караула по охране складов с боеприпасами и обнаружив контейнер с открытым замком, проникли в него и похитили 20 ручных гранат и запалы к ним. Похищенные боеприпасы Донченко и Косяков сначала спрятали на территории охраняемой зоны, а затем вынесли за пределы зоны и закопали в лесопосадке, где они на третий день и были обнаружены.
Главный военный прокурор принес протест. В нем указывалось, что вина Донченко и Косякова в совершении преступления, за которое они осуждены доказана, их преступные действия квалифицированны правильно, однако мера наказания назначена судом излишне суровая, без должного учета конкретных обстоятельств дела и данных характеризующих личность осужденных. Как усматривается из материалов дела, после обнаружения похищенных гранат командованием части было проведено собрание с личным составом, на котором командир части заявил, что если виновные в хищении явятся к нему с повинной, он обещает разрешить вопрос об их ответственности своей властью. На следующий день Косяков и Донченко прибыли к командиру части, признались в совершенном хищении и пояснили и пояснили, что похитили гранаты с целью глушить ими рыбу, затем изменили свое намерение и пытались возвратить похищенное на склад, но это им не удалось. На предварительном следствии и в судебном заседании они вину свою признали и искренне раскаялись в совершенном преступлении. По службе Косяков и Донченко характеризовались положительно. Личный состав части возбудил ходатайство о передачи их на перевоспитание. Командование поддержало это ходатайство. До призыва на военную службу они занимались общественно-полезным трудом. Учитывая изложенное в протесте предлагалось приговор в отношении Донченко и Косякова изменить, применить к ним ст. 40 УК РК и назначенное им судом наказание определить условно с испытательным сроком 3 года, в связи с чем из заключения их освободить и передать коллективу части на перевоспитание и исправление. Протест Главного военного прокурора был удовлетворен.
1.3 Прокурорский надзор за законностью при рассмотрении преступлений против собственности


15.10.1993 г. было вынесено постановление Верховного Совета РК о минимальной заработной плате, и согласно этого мелким хищение должно признаваться то хищение когда размер не превышает двух минимальных заработных плат.
Рассмотрим пример когда военным судом неправильно дана оценка деяния и действия осужденных квалифицированны по ст.7 ч.2 УК РК. Так Федяев и Суванкулов, будучи истопниками на строительной площадки в декабре 1993 года познакомились с гражданином Панюковым и договорились похитить и продать ему строительные материалы. Через 2 дня после этого Панюков приехал на площадку на тракторе с прицепом, куда Федяев с Суванкулов погрузили 5 половых досок, 8 плинтусов. Похищенные материалы Панюков отвез домой. 18.12.1993 г. Федяев и Суванкулов похитили еще материальные ценности. Всего названными лицами похищено строительных материалов на сумму 30 тыс. рублей. За указанные преступные действия Федяев и Суванкулов были осуждены военным судом по ст. 76 ч.2 УК РК. Военный суд войск приговор в отношении Федяева и Суванкулова отменил и дело о них прекратил на основании ст.7 ч.2 УК РК. Считая определение военного суда войск неправильным Главный военный прокурор принес в Военную коллегию Верховного суда РК протест с просьбой отменить его и направить дело на новое кассационное рассмотрение по следующим основаниям. Указав в определении о наличии в действиях Федяева и Суванкулова лишь формальных признаков преступления предусмотренных ст. 76 ч.2 УК РК, военный суд при этом не дал надлежащей оценки всем установленным по делу обстоятельствам. Федяев и Суванкулов, предварительно договорившись с Панюковым, в составе группы дважды похищали дифицитные строительные материалы. Ими совершено хищение в значительном размере, о чем свидетельствует количество и объем похищенного. Все эти данные говорят о том, что рассматривать эти преступные действия как малозначительные и не представляющие общественной опасности оснований не было. До 1.1.1994 г. минимальная заработная плата составляла 14600 рублей, а сумма ущерба превышает 2 минимальных заработных платы. Ссылка на положительные данные о личности - Федяева и Суванкулова и другие смягчающие ответственность обстоятельства не могла служить основанием для прекращения дела в силу ст.7 ч.2 УК РК. Военная коллегия Верховного суда РК отменила определение военного суда и направила дело на новое кассационное рассмотрение.





Другим примером может служить уголовное дело, где суд неправильно дал оценку общественной опасности содеянного. Для правильной оценки общественной опасности содеянного необходимо учитывать направленность умысла виновных. Оников и Хачатурян обвинялись в том, что по предварительной договоренности между собой с помощью стамески и топора вскрыли кладовую и похитили две пары валенок и теплое белье общей стоимостью 4500 тенге. Вынеся это имущество в коридор, Хачатурян стал ожидать Оникова, оставшегося в кладовой с намерением похитить еще какое-либо имущество. Однако прибывшими на место преступления лицами Оников был задержан, а Хачатурян сбежал, оставив в коридоре похищенное имущество. Указанные действия Оникова и Хачатуряна квалифицированы по ст. 76 ч.2 п. "а", "в" УК РК. Военный суд в распорядительном заседании преступные действия Оникова и Хачатуряна признал малозначительными и не представляющими общественной опасности, сославшись не незначительную стоимость похищенного имущества и на то, что оно полностью возвращено, дело прекратил за отсутствием состава преступления. Военный прокурор принес частный протест, предложив определение о прекращении дела отменить и дело возвратить на новое рассмотрение со стадии предания суду по следующим основаниям. При оценке общественной опасности содеянного Ониковым и Хачатуряном суд неправильно исходил только из количества и стоимости фактически похищенного имущества. Материалами дела установлено, что Оников и Хачатурян не ограничились хищением имущества на сумму 4500 тенге, а намерены были продолжать хищение. С этой целью Оников, передав Хачатуряну похищенное, остался в кладовой, но был замечен прибывшими военнослужащими и задержан.
Таким образом, умысел Оникова и Хачатуряна был направлен на хищение большего количества имущества, чем у них было отобрано при задержании на месте преступления. Поэтому органы предварительного следствия пришли к правильному выводу о наличии в их действиях состава преступления. Что же касается того, что похищенное имущество было возвращено и в связи с этим войсковой части не было причинено материального ущерба, то это обстоятельство суд может учесть при определении меры наказания. Военная коллегия протест удовлетворила. В данном случае имело место неоконченное покушение на хищение чужого имущества, то есть непосредственно направленные на совершение преступления действия, но при этом виновный не выполнил всего того, что он считал необходимым для приведения своего преступного умысла до конца. Ониковым и Хачатуряном не были выполнены все действия, образующие объективную сторону преступления. Совершенное преступление представляет большую общественную опасность, так как Оников и Хачатурян могли похитить более ценные вещи, которые в этот момент находились в кладовой. Преступление было прервано не от воли виновного, не в силу внутренних убеждений, а по внешним обстоятельствам, которые не позволяют успешно завершить преступление.
Продолжая рассматривать некоторые преступления против собственности, хочу остановиться на тяжком преступлении, как разбой. Комментируя данную статью законодатель определил, что разбой - это нападение с целью завладения чужим имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, или с угрозой непосредственного применения такого насилия. Разбой является оконченным с момента нападения, соединенного с насилием. При определении насилия при разбое суду необходимо учитывать характер орудия, которым было совершено преступление, тяжесть причиненного насилия, было ли повреждение причинено в жизненно-важные органы.
В судебной практике нападение, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, иногда не признается(что неправильно) разбоем, исходя из того, что потерпевшему не причинено физического вреда, или причинены легкие телесные повреждения, хотя в момент нападения была создана реальная опасность для его жизни и здоровья. В качестве примера: военным судом гарнизона Буряк и Заикин осуждены на основании ст. 76-1 ч.2 п. "а" УК РК. Они признаны виновными в ограблении Зотова, совершенном по предварительному сговору и с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего. Это преступление совершено при следующих обстоятельствах. Будучи в нетрезвом состоянии Буряк и Заикин остановили ночью на одной из улиц города лейтенанта Зотова, одетого в гражданский костюм. Заикин потребовал от него снять перчатки. Когда Зотов отказался сделать это, то Заикин стал стаскивать перчатки. Когда Зотов оттолкнул его от себя, тогда Заикин и Буряк повалили Зотова на землю и стали избивать ногами, а затем сняли с него кожаные перчатки и наручные часы. Военный прокурор принес кассационный протест, в котором просил приговор в отношении Буряка и Заикина отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям. Органами предварительно следствия преступные действия Буряка и Заикина были квалифицированы по ст. 76-2 ч.2 п. "б" УК РК, однако суд переквалифицировал их на ст. 76-1 ч.2 п. "а" УК РК, мотивируя свое решение тем, что примененное насилие Буряком и Заикиным в отношении Зотова не было опасным для его жизни и здоровья. Между тем, этот вывод суда не соответствует фактическим данным, обстоятельствам дела. Установлено, что потерпевшему был нанесен удар по голове металлической рукояткой от кабины автомашины, после чего Буряк и Заикин повалили Зотова на землю и продолжали избивать его ногами, обутыми в сапоги. По заключению судебно-медицинского эксперта, рукоятка использованная виновными в качестве орудия преступления представляет собой массивный металлический предмет с длиной сторон 7,5 см на 4,5 см и диаметром около 2 см, и таким предметом, безусловно, можно нанести опасное для жизни повреждение.





Как видно из приговора, военный суд решая вопрос о переквалификации преступления Буряка и Заикина с разбоя на грабеж, исходил не из характера насилия, которое было применено в отношении потерпевшего, а из того, что в результате этого насилия Зотову было причинено легкое телесное повреждение без расстройства здоровья. Между тем, ст. 76-2 УК РК вовсе не требует, чтобы в процессе нападения были причинены такие повреждения, которые опасны для жизни и здоровья потерпевшего. Достаточно того, чтобы способ насилия представлял опасность для жизни и здоровья потерпевшего. Протест Военного прокурора был удовлетворен.
1.4 Прокурорский надзор по уголовным делам о преступлениях против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, против общественной безопасности и народного здравия.


Рассматривая следующую группу преступлений хочу обратить внимание на такое преступление как хулиганство. Для отнесения хулиганских действий к числу уголовно наказуемых деяний необходимо, чтобы они заключали в себе два обязательных взаимосвязанных признака: во-первых, грубое нарушение общественного порядка, во-вторых явное неуважение к обществу. Под грубым нарушением общественного порядка следует понимать такое нарушение, которое является значительным, серьезным (например, нарушение покоя и отдыха граждан). Явное неуважение к обществу - это наглое, демонстративно пренебрежительное отношение к правилам общежития и морали.
Характерным примером неправильной квалификации судом преступления как хулиганство является следующее уголовное дело, рассмотренное судом. Военным судом гарнизона сержант Дудинов осужден по ст. 200 ч.2 УК РК. Он признан виновным в том, что 26.04.1996 г. в палатке подразделения из хулиганских побуждений нанес солдату Милошенко 3 удара кулаком по лицу, разбив губы и причинив перелом нижней челюсти, то есть телесные повреждения средней тяжести. Военный прокурор войск принес протест, в котором просил приговор в отношении Дудинова изменить, переквалифицировав его действия со ст. 200-2 на ст. 94 УК РК по следующим основаниям. В судебном заседании установлено, что Дудинов нанес Милошенко 3 удара по лицу кулаком и причинил ему телесные повреждения средней тяжести не из хулиганских побуждений, а за то, что Милошенко в грубой форме отказал в просьбе Дудинова дать ему гитару и выразился в его адрес нецензурными словами. В момент нанесения ударов Милошенко личный состав в палатке отсутствовал и общественный порядок при этом нарушен не был. В связи с этим причинение на личной почве телесного повреждения средней степени должно квалифицироваться по ст. 94 УК РК.
Продолжая комментировать ст. 200 УК РК хочу обратить внимание на следующие квалифицирующие признаки, как "злостное хулиганство, отличающееся по своему содержанию особой дерзостью". Злостным хулиганством по признаку особой дерзости, может быть признано такое хулиганское поведение, которое сопровождалось например насилием, повлекшим телесные повреждения или глумлением над личностью, длительным и упорно не прекращающимся нарушением общественного порядка. Закон не связывает понятие хулиганства ни с в временем и местом совершения преступления, ни с фактом восприятия преступных действия третьими лицами. Так Иванов был осужден на основании ст. 200 ч.2 УК РК за злостное хулиганство, Отличающееся по своему содержанию особой дерзостью, совершенное при следующих обстоятельствах. Находясь в состоянии алкогольного опьянения, осужденный в 24 часа на одной из городских улиц вблизи стоянки такси и остановки автобуса, в целях изнасилования напал на гражданку В. схватил ее за волосы, ударил кулаком в лицо и повалил на землю. В связи с тем, что потерпевшая оказала ему упорное сопротивление он отказался от изнасилования и избил ее, нанеся около 10 ударов руками по голове и туловищу. Разбил лицо до крови, бил головой о землю. Избиение потерпевшей прекратил только тогда, когда к остановке подъехал автобус с пассажирами, которые, услышав крик потерпевшей, бросились на помощь.
Военный суд войск, рассмотрев дело по кассационной жалобе адвоката, приговор в отношении Иванова изменил, переквалифицировал его действия на ст. 97 УК РК. Свое решение суд мотивировал тем, действия Иванова совершены по личным мотивам и не носили характера нарушения общественного порядка и не носили характер явного неуважения к обществу. При этом осужденный преследовал лишь одну цель - понудить потерпевшую к вступлению в половую связь, а преступление совершил в ночное время, в 150 метрах от ближайших домов, не зная о нахождении по близости стоянки такси и автобусной остановки и что по делу не установлены лица, отдых которых был бы нарушен в результате совершенного преступления. Главный военный прокурор принес протест, в котором просил определение военного суда отменить и дело направить на новое кассационное рассмотрение по следующим основаниям. Из материалов дела видно, что Иванов совершенно не знал потерпевшую, последняя не дала какого-либо повода к домогательству на вступление в интимную связь и оказала ему сопротивления правомерно, а возникшее между ними в процессе преступных действий осужденного отношения - это отношение насильника и его жертвы, которые не могут рассматриваться как лично неприязненные. Решение вопроса о наличии состава хулиганства в действиях виновного суд поставил в зависимость от времени и места совершения, от факта восприятия преступных действий в отношении потерпевшей третьими лицами. Однако Пленум Верховного Суда ни Закон не связывают понятие хулиганства с указанными выше факторами. Нападение Иванова на незнакомую ему женщину, совершенное при изложенных в приговоре обстоятельствах, само по себе представление грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, что не могло не охватываться сознанием осужденного. Поскольку преступные действия Иванова выражались в избиении ни в чем не повинной женщины, повлекшим причинением ей телесных повреждений продолжались значительное время (примерно 8 минут) и были прекращены лишь благодаря вмешательству граждан, услышавших крики потерпевшей, следует признать, что суд первой инстанции правильно расценил их как отличающихся особой дерзостью. Протест Главного военного прокурора был удовлетворен.





2 ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ВОЕННЫХ СУДАХ


2.1 Общие положения прокурорского надзора


Одной из гарантий соблюдения законности государственными органами, должностными лицами и гражданами является деятельность органов предварительного следствия, прокуратуры и суда. Особое место в обеспечении законности занимает деятельность органов предварительного расследования, которая призвана обеспечивать быстрое и полное раскрытие преступлений, с тем, что бы каждый, совершивший преступление был подвергнут наказанию и не один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности осужден. В связи с этим требования Конституции РК, регламентирующие гарантии прав и свобод граждан (глава 7), в равной мере относятся к предварительному следствию, прокуратуре и суду, которые должны неуклонно исполнять Конституцию, осуществляя свою деятельность в сфере борьбы с преступностью в установленном уголовно-процессуальном законодательном порядке, используя при этом достижения криминалистики. В данном разделе хочу отразить некоторые вопросы прокурорского надзора за соблюдением уголовно-процессуального законодательства в военных судах. Привести ряд примеров о формах прокурорского реагирования на определение военных судов по некоторым статьям уголовно-процессуального законодательства.
Ст. 403 УПК РК определяет основания, при наличии которых суд выносит частное определение, где в частности сказано, что частное определение может быть вынесено при обнаружении судом нарушений закона, допущенных при производстве предварительного следствия. Так, в соответствии со ст. 403 УПК РК военный суд одновременно с постановлением приговора по делу Щенникова вынес частное определение, которым обратил внимание военного прокурора на следующее. В процессе предварительного следствия выяснилось, что дневальный по автопарку Хомяк в нарушение ст. 307 Устава внутренней службы выпустил из парка автомобиль Щенникова без разрешения дежурного по парку, чем совершил действия, подпадающие под признаки преступления, предусмотренного ст. 245 УК РК, то есть нарушение уставных правил внутренней службы. Однако военный следователь вопреки требованиям ст. 5 УПК РК, которая гласит, что суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, приняв все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления и к их наказанию, не принял никакого решения по этому вопросу. Частный протест военного прокурора на указанное частное определение оставлен военным судом войск без удовлетворения. При этом в определении утверждается, что выпустив управляемую Щенниковым автомашину из парка без ведома дежурного, Хомяк допустил нарушение уставных правил внутренней службы, повлекшие наступление вредных последствий, предупреждение которых входило в его обязанность. При таких обстоятельствах военному следователю в соответствии со ст. 5 и ст. 180 УПК РК надлежало разрешить в установленном законом порядке вопрос об ответственности Хомяка.
Главный военный прокурор принес в военную коллегию Верховного суда РК протест, поставив вопрос об отмене упомянутых определений по следующим основаниям. Дневальный по парку рядовой Хомяк действительно выпустил из парка автомобиль Щенникова без разрешения дежурного по парку, однако как установлено следствием, Щенников, возвратившись в парк по окончании работы, предупредил Хомяка, что он должен ещё раз выехать в рейс. Дежурного по парку не было, и Хомяк выпустил машину, поверив Щенникову, что тот едет по делам службы. Все эти обстоятельства были установлены в ходе предварительно расследования дела, возбужденного по факту автопроишествия, совершенного Щенниковым. Возбуждать в отношении Хомяка уголовное дело в данном случае не требовалось, поскольку его действия заведомо подпадали под признаки ст. 245 п. "б" УК РК, то есть "нарушение уставных правил внутренней службы при смягчающих обстоятельствах", которая влечет за собой применение дисциплинарного устава Вооруженных сил и не содержали состава преступления. За это нарушение на Хомяка командиром части наложено дисциплинарное взыскание - арест с содержанием на гауптвахте, о чем было известно военной прокуратуре, которая с таким решением согласилась. Военный суд войск указав в определении, что следователю надлежало выполнить требования ст. 5 и ст. 180 УПК РК, последняя гласит, что если расследованием установлены факты, требующие мер общественного или дисциплинарного воздействия, следователь, прекращая дело, доводит об этих фактах учреждение, для принятия соответствующих мер. Военный суд также, фактически, таким образом, признал отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела против Хомяка. Военная коллегия отменила частное определение военного суда. Комментируя данный пример, приходим к заключению, что уголовное дело в отношении определенного лица может быть возбуждено только тогда, когда в его действиях усматриваются признаки преступления.





При рассмотрении военным судом уголовного дела в отношении Никитенко, дело было возвращено на дополнительно расследование для предъявления ему обвинения по ст. 15, 101 ч.1 УК РК. Органами предварительно следствия Никитенко было предъявлено обвинение по ст. 88 п. "д", "е" УК РК, за то, что он, опасаясь, что командованию станет известно о совершенном им покушении на изнасилование гражданки М., на следующий день после содеянного на территории части произвел в ней семь выстрелов и убил способом, опасным для жизни многих людей. Возвращая дело на дополнительное расследование, суд в определении указал, что в ходе предварительно следствия установлено, что Никитенко с применением физического насилия пытался вступить в М. в половую связь, однако не смог это сделать по физиологическим причинам. Между тем, отмечено в определении, при наличии таких данных военный следователь уголовное дело в отношении Никитенко в этой части прекратил, мотивируя своё решение отсутствием жалобы потерпевшей, однако её мать, гражданку С., признанную по делу потерпевшей не уведомил. Допрошенная по делу в суде потерпевшая С. показала, что о факте покушения на изнасилование её дочери и прекращения уголовного дела в этой части она ранее не знала, и заявила о своем желании привлечь подсудимого к уголовной ответственности за эти действия, о чем письменно уведомила военный суд. Поскольку гражданка М. погибла, её мать, потерпевшая С., указано в определении, вправе в соответствии с законом защищать интересы дочери, в том числе и подавать жалобу на привлечение Никитенко к уголовной ответственности. На это определение суда государственный обвинитель вынес частный протест. Основание послужило разъяснение статьи 88 УПК РК, в которой говорится, что дела о преступлениях, предусмотренных ст. 101 ч.1 УК РК, возбуждаются не иначе, как по жалобе потерпевшей. Комментируемая статья определяет особый порядок возбуждения уголовного дела, предусмотренного статьей 101 ч.1 УК РК (изнасилование без отягчающих обстоятельств). Данные уголовные дела относятся к категории дел частно-публичного обвинения. Следует иметь ввиду, что заявление или жалоба должны содержать требование потерпевшей о привлечении виновного к ответственности, без чего работники правоохранительных органов не имеют право возбуждать уголовное дело. Ст. 37 УПК РК - права потерпевшего в п. 7 указывает, что если вследствие преступления наступила смерть потерпевшего, его близким родственникам должна быть обеспечена фактическая возможность пользоваться правами потерпевшего. В данном случае мать М. приобрела права потерпевшей по делу в связи с убийством дочери, а не покушением на изнасилование её дочери. Поскольку жалобы потерпевшей, имевшей реальную возможность для её подачи, не было, военный следователь, установив наличие в действиях Никитенко признаков преступления, предусмотренных ст. 15, ст. 101 ч.1 УК РК, обоснованно вынес постановление о прекращении дела в отношении Никитенко этой части. Ссылка суда, что мать М., потерпевшая С., вправе в соответствии с законом защищать интересы дочери, в том числе и подавать жалобы на привлечение к уголовной ответственности за покушение на изнасилование погибшей не основана на законе. Военная коллегия Верховного суда РК частный протестскачать dle 11.0фильмы бесплатно
загрузка...

Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.